Перейти к содержимому





- - - - -

9 проблем детей в средней школе

Опубликовал: Радуга:), 29 Сентябрь 2017 · 372 Просмотров

школа дети и родители психология
9 проблем детей в средней школе Семейный психолог Екатерина Бурмистрова, мама 11-ти детей о том, что бывает и как помочь.

Когда обсуждаем с одной мамой проблемы класса, меня всегда удивляет одно - как родители умудряются не быть в курсе того, что происходит с детьми, пока они в школе. Ведь там они проводят кучу времени - по 6ч минимум. Может, времени не хватает, может, сил, но в любом случае, диалог с подростком не просто полезен - а крайне важен, чтобы сохранить отношения доверия и взаимопомощи на долгие годы...

Некоторые проблемы я вижу у Миланы уже сейчас, в 5 кл. Другие - в родительском чате, и сколько интересного еще предстоит прожить)))
Хорошо, что кто-то уже прошёл этот путь и может поделиться опытом :)

Изображение

– Какую проблему вы бы назвали первой?
– Первая школьная проблема детей этого периода – отсутствие в среднем звене большинства школ ярких предметников. Эта ситуация есть даже в так называемых «топовых», «хороших» школах. Если в школе в принципе есть яркие учителя, то они скорее берут старшие классы, а в среднем звене уже довольно давно наблюдается дефицит учителей, которые и детей любят, и преподают интересно, и при этом методисты сильные.
Это связано с тем, что в целом происходит с учительским составом. В средней школе проблемы с учителями проявляются особенно четко, потому что для ребенка этого возраста основная фигура, «включающая» интерес к предмету, – это фигура учителя. Будет интересный учитель – будет любовь к предмету, не будет интересного учителя – не будет интереса к предмету.
В старшей школе это продолжается, но там дети становятся уже чуть более осознанными, и в ней больше ярких учителей. Это большая трудность, и пока не произойдет обновление педагогических кадров, пока не придумают что-нибудь, чтобы работать в школе было престижно, выгодно, интересно, пока не изменится имидж этой профессии, так все и будет.
– Как быть, если такого учителя, скажем, по истории в школе нет, а ребенку интересна история?
– Если у ребенка интереса к предмету нет, а вы понимаете, что он ему может быть интересен, важен и вообще связан с его призванием, то можно найти дополнительные занятия по интернету, летние лагеря, дополнительные занятия с ярким профессионалом.
И, конечно же, если у ребенка есть способности в определенной сфере, а вы знаете, что в другой школе есть яркий предметник этого профиля, то это вполне основание для перехода в эту школу. Не то, какая сильная в этом учебном заведении программа по интересующему вас предмету, а умение, талант и любовь к этой науке конкретного учителя, потому что просто сильная программа ничего не даст, кроме нагрузки и утомления.


Изображение

– С какими еще трудностями сталкиваются дети, переходя из начальной школы в среднюю?
– Для них часто представляет сложность переход на предметную систему обучения. В некоторых начальных школах не все предметы ведет один учитель, бывает, что с первого класса у ребенка уже предметники, но это все-таки исключения. Обычно дети подстраиваются под одну основную учительницу, и она их знает и контролирует, и хоть там и есть английский, окружающий мир и другие предметы, но они второстепенные.
А в пятом классе им нужно выстроить отношения с разными учителями, приспособиться к разным требованиям и быть более или менее самостоятельными. Это может быть просто не для всех, потому что этот шаг подразумевает, что у ребенка уже есть и учебная самостоятельность, и способность быстро перестраиваться, потому что в средней школе перестают контролировать так же, как в начальной.
Бывает, что после начальной школы самостоятельность не сформирована, а тут нужно что-то осваивать самостоятельно, появляются задания, которых не было в начальной школе, и они разные у разных предметников.

Изображение


– Если «провалить» в средней школе какие-то предметы, потом их будет очень энергозатратно «поднимать» в старшей. Поэтому крайне важно не только присматривать за тем, чтобы домашнее задание было сделано, но и видеть, насколько ребенок не выпадает из программы.
Классический пример – это алгебра и геометрия в 7-м классе. Если в самом начале что-то несколько раз не понять или проболеть, то потом будет сложно до самого конца. То же самое будет, если в 8-м классе выпасть из химии и физики.
Иногда предмет становится нелюбимым только потому, что в начале изучения был неудачный учитель и никто не оценил, насколько хорошо были усвоены базовые вещи.
Но в самом начале это бывает легко поймать. Проболели, уехали, была ужасная химичка – вы пошли и взяли несколько уроков у классного репетитора, и все.

Изображение

– Сохраняется ли в средней школе проблема высокой нагрузки, которая часто появляется в начальной?
– Да, и в ряде случаев – и это особенно касается сильных школ или школ с амбициями – это происходит, потому что предметники действуют так, как будто их предмет единственный: много и несогласованно задают по каждому предмету, и у детей могут быть трудности с выполнением просто объема заданий.
Если бы это было, скажем, одно задание по истории или литературе, оно было бы хорошее, но когда в один день три больших задания, то, особенно в первые два года, это довольно сложно.
А отсутствие детального контроля, такого, как в начальной школе, приводит к появлению большого процента детей, которые выпадают из учебного процесса, потому что не видят оценку за каждую домашнюю работу и постепенно перестают ее делать или делают некачественно. В конце концов, большая часть детей этому научается, но кто-то выпадает.
– Что делать с этим, как помочь ребенку?
– Чтобы помочь ребенку преодолеть эти проблемы, нужно внимательно отслеживать, что с ним происходит на уровне перехода в пятый класс, когда начинается предметная система, чтобы помочь тем, кто сам не перестроился, и чтобы помочь им научиться учиться по-другому.
Часто это происходит не быстро, и у детей прежде начинаются тройки или двойки, после чего эти проблемы становятся очевидными, и им помогают. Поэтому в этот период нужна родительская внимательность и сопровождение, но без подмены самостоятельности.

Изображение

– Есть ли у детей этого возраста сложности, связанные с их взрослением?
– Начинается пубертат – половое созревание, и у ребенка включается гормональная печка. У него меняются гормоны, которые регулируют его физическое и психоэмоциональное состояние, и к нему приходят все радости подросткового периода.
Причем младший подростковый возраст, который продолжается с 10-11 до 13 лет, наименее изучен, но сейчас очень ярко протекает, и здесь речь идет не столько об именно школьных трудностях, а о том, что в школе учится человек, который проходит через очень непростой этап своего физического и потом уже личностного развития, и о том, что у нормального школьника в 5-6-м классе основной мотив смещается с учебы на взаимодействие со сверстниками, и эмоциональные интересы, связанные с общением, для него становятся более значимыми. И это нормально.
Но учителям обычно сложно, родители начинают понимать, что именно происходит, чуть позже, чем все это начинается. Но, вообще говоря, маркер очень простой: как только у ребенка изменился, вернее, появился запах, это значит, что процесс полового созревания начался.
И бывает так, что если пубертат яркий, острый, быстрый, резкий, то человека вообще «отключает» на время. У него могут падать оценки, сосредоточенность, и он может сильно отвлекаться, потому что в этом периоде он сконцентрирован на другом. Бывает, что ребенок сел делать уроки, вы смотрите – а у него на компьютере параллельно открыты два чата, и он вроде бы делает уроки, а на самом деле общается с друзьями. И общаясь таким образом, ребенок реализует главную с точки зрения психологии задачу этого периода развития: построение отношений с ровесниками. То, что все это общение переехало в интернет – это следующая тема.

Изображение

Следующая проблема, связанная с предыдущей, – это зависимость детей среднего школьного возраста от виртуальности и погруженность в нее. И тут, к сожалению, дело не только в доступности гаджетов и в том, что почти у каждого есть в этом возрасте уже смартфон, планшет, приставка, компьютер, а в том, что в большинстве школ среднего звена много заданий, которые связаны с использованием интернета.
Это очень современно, и никуда от этого дети не уйдут, но сейчас очень редко можно услышать от учителя: «Пойдите в библиотеку и посмотрите справочный материал», говорят: «Зайдите в Википедию или поищите в интернете и найдите». Это реальность нашего времени, с этим ничего не сделаешь, мы сами, взрослые, перестали ходить в библиотеки, и даже типы заданий у детей часто связаны с компьютером, потому что надо сделать презентацию, и даже сами задания не записаны в дневнике, а выложены в электронном виде.
И получается, что, с одной стороны, ребенку действительно очень сложно, почти невозможно делать задание в средней школе, не имея собственного девайса с выходом в интернет, а с другой – он, выйдя в интернет, конечно, не все время будет заниматься уроками, а будет реализовывать свою главную задачу, о которой мы говорили выше: взаимодействие со сверстниками.
И для родителей это сложная ситуация, потому что сделать так, чтобы «ВКонтакте» или WhatsApp не были доступны, а можно бы было войти только в поисковики, технически довольно сложно. Возможно, программисты как-то эту задачу решают, но обычным родителям сложно так все настроить, чтобы одно блокировалось, а другое открывалось.
Поэтому важный вопрос этого периода: возникает или нет у ребенка с таким погружением в интернет саморегуляция времени в интернете или нет? Часто, делая уроки, он бесконечно растягивает этот процесс, потому что неконтролируемо висит в сетях.
– Имеет ли смысл стоять над ним «с палкой», пока он делает уроки, следить, чтобы он заходил в Википедию, а не в чат?
– Нет, конечно, это же не начальная школа, где контроль еще был теоретически возможен. Если это подросток, если эта гормональная печка действительно включилась, то один из главных лейтмотивов подросткового возраста – борьба за самостоятельность, за то, что они уже взрослые. Они себе кажутся ужасно взрослыми, и если вы помните себя в 12-13 лет, то тогда было очень сильное внутреннее ощущение, что ты абсолютно взрослый человек, а родители ничего не понимают.
И любой нормальный подросток, у которого действительно начался уже этот период, будет протестовать против контроля. А если он не протестует, значит, либо вы его уже очень сильно подавили, либо еще не началась пора активного созревания, просто он у вас поздний, и все это начнется в 14-15.
Контроль в этом возрасте, с моей точки зрения, оправдан только в очень небольшом количестве случаев и не дает эффекта, потому что фактически вы делаете за ребенка ту работу, которую он должен делать сам – удерживать внимание на домашнем задании.
– А если он этому не научился, что делать?
– Постепенно двигаться в этом направлении. Если вы будете продолжать его все время контролировать, то продлите эту ловушку и дотянете до 8-9-го класса, когда они действительно уже совсем большие, ответственность тоже выше, потому что уже всякие экзамены и до института недалеко, и, тем не менее, все равно этот момент, когда иго контроля родительского будет сброшено, неизбежно наступит.
Мне кажется, что в 9-10-м классе это более травматично, потому что у человека не будет безопасных проб самостоятельных действий. Да, можно контролировать, понимая, что вы подменяете усилие ребенка своим усилием. С виртуализацией есть еще особая проблема – дети, которые склонны к экранной зависимости, очень возбудимые, импульсивные, не способные к ощущению чувства меры.
– И как с ними быть?
– С ними сложно, и, с моей точки зрения, тут нужна работа психолога, потому что сами они обычно не видят, что есть зависимость и что они не властны над собой. Тут подойдет, может быть, не индивидуальная работа, а тренинг, их сейчас много, по крайней мере в крупных городах. Такому ребенку нужно помочь увидеть, насколько он не свободен от экрана.
Но, в целом, если вы начали формировать учебную самостоятельность в начальной школе, она к 5-6-му классу уже должна быть более или менее сформирована, конечно, со сбоями, конечно, ребенок может, скажем, зачитаться, если он читает, может заиграться, заболтаться. Но в среднем ребенок в этом возрасте уже может сам отвечать и за объем домашнего задания, и за желаемый результат в целом. Может быть, не на пять, может, его планка притязаний ниже или сильно ниже, чем планка притязания родителей.
Но тут вопрос разных ожиданий: маме кажется, что должно быть пять и только пять, а ребенок считает, что четыре вполне достаточно и что он лучше поиграет в футбол или поболтает с девочками. Тут надо договариваться, потому что поднять у ребенка уровень ожиданий усилиями семьи, если это не получилось до этого в начальной школе, сложно. Кроме того, есть школы или отдельные классы в школах, где учиться немодно.

Изображение

– Если в классе немодно учиться, то ребенка, который увлеченно учится и делает уроки, называют «ботаником», с ним никто не общается, он непопулярен. Обычно в 5-7-м классе можно наблюдать интересную картину, когда на уроке одновременно сидят календарные ровесники, но при этом одни уже вымахали, у них борода, усы и бас, а другие еще совершенно дети с пищащими голосками, одни уже сформировавшиеся дамы со всеми вторичными признаками, а другие совершенно девочки.
И, как правило, те, которые созрели раньше, гораздо меньше любят учиться, и среди них формируется группка крутых и продвинутых «взрослых», и есть «ботаники», которые могут просто тихо учиться.
Есть школы, которые могут сделать так внутри себя, что у них учиться и иметь хорошие показатели – это классно, престижно, это как-то поощряется, а есть школы, в которых педагогический коллектив создать такую атмосферу не может, и в них тот, кто учится, оказывается в дурачках.
– То есть здесь не работает ни государственная, ни тем более семейная установка – это внутришкольная история?
– Да, и более того, может быть неплохая школа, где в целом учеба поощряется, но в ней есть какой-то класс, где сформировались другие ценности.
– То есть мама с папой здесь роли не сыграют?
– Могут сыграть, но роль коллектива и школы (либо внешкольного коллектива) уже гораздо выше. Мама с папой авторитетны до школы, в начальной школе, но как только начинается созревание, то мнение ровесников начинает влиять очень сильно. И если ваш ребенок, который хочет и любит учиться, оказался в коллективе, где учиться немодно, то это повод задуматься о том, что делать дальше.
В этом случае надо либо искать какие-то заведения дополнительного образования, где ребенку нравится и он находится в коллективе мотивированных ровесников, либо менять школу, либо ждите, пока он перерастет это влияние сверстников, это тоже вариант. Если ни первое, ни второе невозможно, и сам ребенок учиться не хочет, то, по отзывам опытных учителей, к 7-8-9-му классу созревание заканчивается и голова обычно встает на место. Часто даже люди, которые совсем не учились в 6-м и 7-м классах, в 8-10-м начинают обращать большее внимание на предметы.
– Почему?
– Во-первых, у тех, кто рано начал созревать, это созревание уже завершилось, они гормонально стабилизировались. Да, их по-прежнему интересует противоположный пол, дружба и все остальное, но у них уже гораздо более стабильная ситуация с точки зрения гормональной регуляции и психоэмоционального состояния. А во-вторых, впереди замаячил институт, и для многих это серьезная и важная тема.

Изображение

– Еще одна проблема в средней школе – очень сильно выросло количество детей, которые не являются активными читателями. То есть они формально владеют грамотой, могут прочитать текст, но там, где можно это не сделать, они этого не сделают, и они не читают книги для себя. Считается, что если чтение не стало автоматизированным самостоятельным навыком до 11-12 лет, то потом вероятность, что оно станет таким, меньше.
Исключение составляют дислектики или дети с проблемным развитием, которые позже созревают. Но если ребенок без этих особенностей с тем количеством интернета и нагрузками, с которыми он живет, не зачитал до этого возраста, то есть вероятность, что он читать для себя и не будет.
И это очень сильно сказывается в средней школе: нечитающий ребенок гораздо менее осведомлен вообще в целом про все. Да, он, конечно, смотрит телевизор, Youtube, Instagram, но это другой уровень осведомленности. Если он не прочитал основные, базовые мировые сюжеты, он в целом хуже знает историю, хуже ориентируется в науках естественного цикла, потому что, читая хорошие художественные книги, в них параллельно много чего вычитываешь.
Кроме того, сейчас ужас в том, что все художественные произведения есть в интернете в кратком пересказе, то есть читать книги не обязательно – можно прочитать несколько страничек пересказа «Войны и мира», а «Каштанка» уместится на одну страницу.
У таких детей нет способности погружаться в эмоциональные тонкости, в детали сюжета, и они не становятся частью их внутреннего мира. И это мировая проблема. Например, во французской средней обычной школе дети настолько не читают, что им предлагается классическая литература в виде комиксов. Я сама видела «Отверженные», «Без семьи» в комиксах – представляете себе, что в таком изложении происходит с сюжетами и с деталями.
– Что могут с этим сделать родители?
– Начинать делать надо, конечно, еще в начальной школе. Родителям небольших детей можно посоветовать, во-первых, не форсировать начало чтения.
Часто не любят читать дети, чьи родители с пяти лет пытались сделать так, чтобы ребенок зачитал, и делали это явно раньше того момента, когда он для этого созрел, давили на него, заставляли, а потом, когда он научился читать, в 7-8 лет родители успокоились, бросили семейное чтение, поняли, что у них уже читающий ребенок, но от технических навыков чтения до автоматического самостоятельного чтения еще очень много шагов.
То есть нужно очень сильно поощрять чтение в начальной школе и в 5-6-м классе, пока ребенок не начал активно созревать, поощрять всем, чем можете. Нужно сохранять традицию семейных чтений.

Детям, у которых период трудностей с созреванием, дислектикам, дисграфикам и детям с минимальной мозговой дисфункцией закачивать хорошие, полные версии аудиокниг. Приложите все усилия, которые в вашей семье возможны, чтобы ребенок все-таки зачитал, потому что от этого очень сильно зависит его успех в средней и в старшей школе, хотя есть такое ощущение, что школьная программа постепенно адаптируется под нечитающих детей.
Ну и, конечно, желателен словесник или историк, который сумеет каким-то образом повернуть ребенка к чтению, и очень важно окружение сверстников. Если у ребенка есть хотя бы 1-2 читающих друга, это уже очень сильно повышает шансы, что чтение все-таки сдвинется с места. Еще одна замечательная мера, стимулирующая чтение, – лето или вечера без интернета.
Я знаю семьи, где в 20.00 или в 19.30 выключается роутер и ребенок оказывается без вай-фая, и вся семья тоже. И последнее. Если взрослый ходит и сидит с книгой, а не со смартфоном, то шансы вырастить читающего ребенка очень высоки. Реальность такова, что мы читаем в основном с экранов читалок и смартфонов. А ребенок не понимает, сидим ли мы в соцсети или читаем книжку. Возьмите сами бумажную книгу.

Изображение

– В средней школе в большей степени, чем в младшей, проявляются сложности в отношениях со сверстниками, изгойство. С проблемами буллинга (от английского bulling – психологический террор, травма. – Ред.) сегодня можно столкнуться уже и в начальной школе, но максимум этих проблем – это 5-7-й класс, когда еще очень сильно работает «закон джунглей», и при этом дети уже довольно сильные и никакой собственный опыт их пока не смягчил. Родители могут об этом и не знать, но в этом возрасте вся самооценка, эмоциональный комфорт, ощущение себя формируются коллективом и очень сильно влияют на учебу.
– Что делать родителям, чтобы этого избежать?
– По крайней мере, знать, как обстоят дела, с кем общается ребенок, кто его самый близкий друг, потому что есть не только те, кто страдает от буллинга, но и те, кто его устраивает, и поэтому важно понимать, с кем ребенок общается больше, под чьим он, возможно, находится влиянием или на кого он влияет, какие в классе есть группировки. Хорошо, если вы сохраняете традиции общения, то есть ребенок что-то рассказывает, вы знаете персоналии.
Родителям очень полезно знать и учителей, и одноклассников, и понимать, что вы можете видеть одно, а ребенок – совершенно другое: вы видите примерную девочку-отличницу, а ваша дочь видит стервозную особу, которая является «кардиналом» класса. И она не плохая, просто у нее такие особенности.
Или вы можете видеть двоечника, хулигана, а для ребенка это человек, с которым можно поговорить, который всегда пожалеет. И если в классе дела обстоят не очень, то нужно искать альтернативные зоны общения, где ребенок чувствовал бы себя хорошо либо где бы он себя чувствовал своим. И если в классе вообще есть тема с травлей, об этом очень важно знать, чтобы вовремя на это реагировать, и понимать, что ребенку сложно быть совсем в стороне от коллектива.

– Что бы вы еще рекомендовали родителям тех детей, которые учатся в средней школе?
– Очень важно, чтобы вся жизнь ребенка не заключалась только в учебе. Есть школы с замечательной внеурочной жизнью: театры, поездки, секции, и тогда этого достаточно. А есть школы, где только школа. И надо помнить, что это тот возраст, когда ребенок еще готов общаться с семьей и совсем еще из семьи не ушел, хоть для него голос сверстников и важен.
Но когда начался учебный год, мы часто за образовательным компонентом теряем все остальное: и семейное общение, и совместное чтение, и какие-то поездки, походы, и культурную жизнь с ровесниками, а это, возможно, не менее важно, чем образование.
Если покопаться в собственных воспоминаниях, оказывается, что то, что мы помним из этого возраста, крайне редко связано с уроками.
Помним мы обычно либо какое-то событие внутренней жизни, либо какое-то открытие или яркое переживание, либо что-то, связанное с общением, либо яркое культурное событие, поездку, книгу, поход в театр. Конечно, учеба – это очень важно, и надо не провалить саму программу средней школы, что часто бывает, но все остальное не менее важно, как раз оно и останется в долговременной памяти.



источник

  • 0



Ноябрь 2017

П В С Ч П С В
  12345
6789101112
13141516171819
202122 23 242526
27282930   

Последние записи

Последние комментарии

рассуждансы

жалость «Оправдывать свою гадость души физическими страданиями и внешними стрессами от родных - да, это можно понять, но это ВЫГОДНО. Большинство тех, кто болеет долго и тяжело, становится энергетическим вампиром всех окружающих, дико жалея себя и всеми силами заставляя других делать тоже самое. Во время жалости подпитка идет очень мощно. Если с подпиткой и нужным им отношением напряг, включается ненависть - вы меня не понимаете, вы такое не испытывали, вы сволочи уже за то, что здоровы. На ненависть идет мгновенный отклик ненависти, многие ведутся и кормушка не оскудевает. Стандартный набор рядового вампира. Так можно прожить долго и очень долго, пока несчастные жертвы-доноры будут это терпеть из чувства долга и правильности. Но свет души на этом тратится неслабо и доноры могут взбунтоваться или стать тоже вампирами и начать разводить мучителя на эмоции, на ту же ненависть, чтоб хоть как-то пополнить запасы»«- где грань между состраданием и жалостью? - Разная конечно. Почему говорят: не унижай жалостью? Да потому что жалость, прижать к себе человека, погладить по головушке, «бедненький ты несчастненький, плохо тебе поди» - это конкретно опустить его, это своими словами и своим сознанием внушить ему, что он действительно бедненький, что все плохо и остается только скулить на луну. Это не мобилизует сознание на подъем на выход из этого состояния, это заставляет закапать слезки из глазок, как трудно жить и опуститься до скуления на луну. И что сделал тот, кто пожалел? Он опустил своей жалостью другого до уровня скулящей собаки, а сам с высоты своего восприятия уже сможет управлять скулящим, как нравится. Вот тебе и подоплека жалости. Многие вампиры намеренно заставляют окружающих себя жалеть, бьют на жалость разными слезливыми историями, и когда жертвы попали, очень классно питаются вытекающей из них скулящей эмоцией жалости… И периодически жмут на нужную кнопку у тех, кто рядом… Рядом со мной в одной квартире живет малыш 2,5 лет и понятно, что периодически он падает или стукается обо что-то и ему больно, и приходит в слезах плакаться маме. Если я в это время рядом, мы с мамой вообще не обращаем внимания на его слезки – ушибся, ну и ладно, ерунда какая, вот посмотри… И переключаем его на что-нибудь. Или просто посмеемся, что из-за такой мелочи ты еще и слезки льешь… А ребенок не видит жалости и через минуту уже улыбается. Нет смысла сидеть в таком состоянии, иначе никогда до воина не подняться, своя боль будет всегда важнее того, что происходит с остальными."»

предательство

"Нет предательства и нет обмана вообще. Если свое Я выставить на первый план, то обидно, когда ты человека присвоил и построил планы на будущее, а человек потянулся за тем, что ему выгодней и интересней и отказался от тебя. Т.е. твоя проблема лишь в том, что ты присвоил подарок от Бога, а это не было твоим, но осознавать это больно. А проблема того, кто нашел что-то повыгоднее общения с тобой, что система ценностей этой незрелой души пока простенькая, и материальное ставится на более высокую ступень, чем красивые высокие чувства. Никто не виноват, прошло столкновение двух реальностей, двух систем ценностей и каждый получил свои уроки . Ты – как отдавать, не требуя ничего для себя и как не присваивать. Она – что кроме материальной выгоды есть нечто, что не измеришь деньгами и украшениями, и оно цепляет душу на столько сильно, что душа начинает перестаиваться и вопреки привычному ценности все же меняются. Так что не думай про вину."
X

Размещение рекламы на сайте     Предложения о сотрудничестве     Служба поддержки пользователей

© 2011-2017 vse.kz. При любом использовании материалов Форума ссылка на vse.kz обязательна.