Перейти к содержимому





- - - - -

Пролетарский театр (1918-1933, глава из книги)

Опубликовал: FL1, 24 Апрель 2010 · 416 Просмотров

"Эрнст Буш и его время", Г. Шнеерсон, М., 1971, стр. 24-35:

"
Пролетарский театр

Рождение революционного театра в Германии происходило в трудной послевоенной обстановке. Война и революция резко обострили классовые противоречия. В результате Версальского мирного договора Германия должна была выплачивать странам-победительницам огромные репарации. Промышленная разруха, голод, безработица – все эти бедствия больней всего ударили по рабочему классу. Предательскими действиями социал-демократических министров и их подручных буржуазия пытается свести на нет завоевания Ноябрьской революции. Однако по мере усиления контрреволюционного нажима в стране растет и крепнет молодая Коммунистическая партия Германии, мобилизующая все силы рабочего класса на борьбу против капитала, против угрозы реставрации монархии и подавления демократических организаций.

Изображение
Фото. Демонстрация КПГ, 1919 год.

Изображение
Фото. Украшенный агитационными плакатами пункт Союза коммунистической молодежи во время предвыборной кампании, 1925 год.
Ausgeschmücktes Verkehrslokal des Kommunistischen Jugendverbandes anlässlich einer Landtagswahl von 1925.

В этот исторический период немецкий пролетариат выдвигает новую форму театральной агитационно-пропагандистской работы, опирающуюся на художественную самодеятельность молодых рабочих. В Берлине и других городах Германии возникают десятки любительских групп рабочих-актеров, выступающих с несложными программами на митингах и собраниях, в заводских столовых в клубах, на открытом воздухе. На первоначальном этапе существования рабочих агитпропгрупп их репертуар нередко создавался в процессе коллективного творчества участников и носил ярко выраженный злободневно-политический характер.

Создатели первых агитпропгрупп меньше всего думали о создании нового театрального стиля. Театр был для них лишь орудием борьбы за новый, справедливый социальный порядок, за новый мир. Тем не менее, движение пролетарского агитпроптеатра, после Ноябрьской революции 1918 года и вплоть до захвата власти гитлеровской кликой в 1933 году, входит важной страницей в историю немецкого театра. Его влияние прослеживается на творчестве крупнейших деятелей театрального и музыкального искусства Германии, не только принимавших участие в работе лучших агитпропгрупп, но и широко применявших на профессиональной сцене их творческие находки.

Политическая целеустремленность движения помогала агитпропгруппам завоевывать себе все новые и новые круги слушателей. В сложной, накаленной обстановке классовых боев любительский рабочий театр служил могучим средством организации масс, пропаганды идей социализма, разоблачения предательской роли социал-шовинизма. Неразрывные нити связывали рабочие агитпропгруппы с организованным пролетариатом Германии, с его авангардом – коммунистической партией. Своеобразная мобильная форма спектаклей-памфлетов, спектаклей-митингов позволяла оперативно и действенно откликаться на главные политические события времени, разъяснять и пропагандировать боевые лозунги революционного пролетариата.

Революционный агитпроптеатр решительно противостоял попыткам театра «Фольксбюне», руководимого социал-демократической партией, уводить рабочего зрителя в сферы «чистого искусства», свободного от политики, от волнующих проблем современности. Располагая значительными средствами, поступающими от различных рабочих организаций, движение «Фольксбюне» рассматривало свою задачу в свете аполитичных культуртрегерских идеалов.

* Берлинский театр «Фольксбюне» («Народная сцена») ведет свое начало от филантропических культурно-просветительских организаций, возникших в Германии в 1870-х годах прошлого столетия и предназначенных для развлечения и воспитания в бюргерско-патриотическом духе рабочих и членов их семей. По мере роста классового самосознания немецкого пролетариата в деятельности «Фольксбюне» наступили перемены. В конце XIX века в Берлине была создана «Freie Volksbühne» («Свободная народная сцена»), во главе которой стояли видные политические и театральные деятели - Франц Меринг, Отто Эрих Хартлебен, Бруно Вилле и другие. Они поставили цель – дать рабочим хорошие, полноценные спектакли по самым доступным ценам. Для этого была налажена своеобразная кооперативная система, членством в которой были охвачены десятки тысяч берлинских рабочих. К началу 1920-х годов «Фольксбюне» завоевала себе солидную репутацию среди других театров Берлина. Театр имел отличное, с хорошо оборудованной сценой помещение в центре Берлина.

В борьбе против чуждых пролетариату позиций нейтрального аполитичного искусства боевые агитпропгруппы Германии имели надежных союзников в лице передовых деятелей немецкого профессионального театра. Начиная с первых послевоенных лет, рабочий агитпроптеатр развивался в тесной связи с революционным движением в профессиональном театре, с революционным искусством Германии и других стран мира.

Историк немецкого рабочего театра Людвиг Гофман пишет о взаимовлиянии и взаимообогащении профессиональных и любительских революционных театров:

«Рабочий агитпроптеатр и революционный профессиональный театр – различные явления. Но в идеологическом и эстетическом отношении они представляли неделимое единство - единство социалистического театрального искусства». (*)

* Ludwig Hoffmann, Daniel Hoffmann-Ottwald. Deutsches Arbeitertheater, 1918-1933. Berlin, 1961, S. 20.

Основанный Эрвином Пискатором в 1920 году в Берлине, «Пролетарский театр» с первых же спектаклей стал рупором революционного движения берлинских рабочих, лабораторией нового искусства, бросившего смелый вызов респектабельному буржуазному театру. Вот как характеризовала спектакли «Пролетарского театра» газета «Роте фане» (от 12 апреля 1921 года), центральный орган Компартии Германии:

«Важнейшим новшеством этого театра является сочетание оригинальных форм представления с действенностью. Порой не знаешь, находишься ли ты в театре или на митинге. Возникает чувство, что должен активно включиться в действие: ты начинаешь подавать реплики, восклицания. Исчезает грань между театром и действительной жизнью… Зрители втягиваются в игру, они взволнованно переживают все происходящее на сцене».

Строя новый политический театр, Пискатор немало позаимствовал у агитпропгрупп. Чутким ухом художника новой революционной формации он ощутил свежее, действенное, актуальное – все то, что несло с собой искусство рабочего театра. Это признавал сам Пискатор, об этом говорили многие его друзья и враги.

В первой программе «Пролетарского театра», открывшегося 15 октября 1920 года, были показаны три одноактные пьесы – «Калека» К. А. Виттфогеля, пьеса, посвященная антивоенной теме, «У ворот тюрьмы» А. Габора, действие которой развертывается в Венгрии, порабощенной фашистским диктатором Хорти, и, наконец, агитпропспектакль «День России», постановка которого была приурочена к третьей годовщине Октябрьской революции. В основу этой своеобразной пьесы был положен текст, написанный венгерским писателем Лайошем Барта, бежавшим от белого террора из Венгрии. Однако в ходе работы над спектаклем текст этот был решительно переработан самим Пискатором и другими участниками постановки.

«День России» - своеобразный монтаж коротких сценок на фоне огромной карты Европы, где действуют условные фигуры-маски: Капитал, Дипломат, Офицер, Поп, Профессор социологии «из школы Каутского», а также представители рабочего класса Германии и Венгрии, выступающие с пламенными призывами в защиту революционных завоеваний Советской России, против белого террора и военной интервенции. Несмотря на крайний схематизм образов основных действующих лиц и условность драматургии, сознательно отказывавшейся от всех канонов традиционного театра, спектакль «День России» с успехом выполнял свою задачу – мобилизовывал общественное мнение трудящихся Германии на дело защиты революционной России от посягательств международной контрреволюции. В стилистическом отношении постановка Пискатора была ближе всего к приемам любительского агитпроптеатра, с его прямолинейным обращением к зрителю, плакатной лозунговостью, политической заостренностью тематики. У агитпропгрупп Пискатор заимствовал и форму представления-репортажа, и методы общения с аудиторией, и систему организации спектаклей.

На первом этапе развития рабочий агитпроптеатр испытывал большие трудности с созданием полноценного в художественном отношении репертуара. Среди немецких писателей и драматургов послевоенной поры, даже близких пролетариату по мировоззрению и политическим симпатиям, были еще сильны влияния экспрессионистской эстетики. Им не просто было приблизить свое творчество к требованиям актуальной тематики, театрализованного политического репортажа на животрепещущие проблемы дня. И все же уже в начале 1920-х годов с агитпропгруппами Берлина, Мюнхена, Штутгарта, Лейпцига тесно сотрудничали писатели Эрнст Толлер, Фридрих Вольф, Берта Ласк, режиссеры Макс Бартель, Густав Вангенгейм, создававшие короткие пьесы, речевые хоры, сценарии, монтажи для представлений рабочих групп в дни революционных праздников, для рабочих митингов, предвыборных собраний, демонстраций под открытым небом.

Изображение
Фото. Agitprop-Truppe "Roter Blitz" (Агитпропгруппа "Красная молния"), конец 1920-х - начало 1930-х гг.

http://i054.radikal....94f0f74ada6.jpgПредвыборный плакат КПГ, 1928 год, художник Джонни Хартфильд.
"Рука имеет пять пальцев. Пятерней хватай врага. Голосуй за список № 5 - Коммунистическая партия".
Другой вариант этого плаката - сжатый кулак.

Любовью и популярностью у рабочего зрителя пользовалась своеобразная форма представления агитпропгрупп – «речевой хор» (Sprechchor), коллективная декламация революционных стихов, лозунгов, репортажей, «инструментованная» на хоровые и сольные голоса, перемежающаяся пением в сопровождении инструментального ансамбля, аккордеона или рояля.

В числе лучших и наиболее популярных рабочих театральных коллективов был созданный летом 1922 года при Берлинском городском комитете КПГ «Центральный шпреххор», во главе которого вскоре встал видный режиссер и драматург Густав Вангенгейм. Для этого коллектива Вангенгейм написал своеобразную ораторию «Хор труда», получившую широкий резонанс в среде берлинских трудящихся. Этому способствовало содержание пьесы, изложенной простыми, почти раешными стихами, сочетающими патетическую лозунговость с элементами едкой сатиры.

Политическая обстановка в Германии требовала от руководства КПГ активизации всех средств пропаганды и агитации. Первейшей задачей партии должны были стать сплочение и организация трудящихся. Задача эта осложнялась расколом рабочего движения, предательской политикой социал-демократического руководства, проводившего курс на поддержку буржуазных устоев общества. «Врач у постели больного капитала» - так характеризовал неприглядную позицию социал-демократов Эрнст Тельман.

Изображение
Фото. Речь Тельмана на Х съезде КПГ, Берлин, 1925 год.
Rede des Parteivorsitzenden Thälmann auf dem 10. Parteitag der KPD 1925 in Berlin.

Изображение
Фото. XI съезд КПГ. 1927 год.
11. Parteitag der KPD im Essener Städtischen Saalbau (2.-7. März 1927).

Завоевание общественного мнения только газетной агитацией и митингами, особенно принимая во внимание огромное количественное преимущество буржуазной печати, было крайне затруднено. Поэтому неудивительно, что руководство КПГ, верно оценив замечательные возможности средств художественной пропаганды, прилагало немало усилий для организации новых агитпропгрупп, привлечения крупных поэтов, драматургов, музыкантов, художников, профессиональных режиссеров и актеров. К счастью для революционного антиимпериалистического лагеря, лучшие, наиболее передовые деятели искусства и литературы Германии тех лет сами стремились к творческому общению с пролетариатом, черпали свое вдохновение в его героической борьбе против капиталистического гнета за Единый рабочий революционный фронт.

После подписания грабительского Версальского мирного договора на плечи трудящихся Германии легло двойное ярмо иностранной и отечественной эксплуатации. Характеризуя Версальский договор, Ленин указывал, что он «угнетает сотни миллионов населения. У Германии он берет молочных коров и ставит ее в условия неслыханного, невиданного рабства». (*)

* В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 325.

По договору Германия должна была выплатить Франции, Англии и Бельгии репараций на сумму 132 миллиарда марок. В связи с отказом Германии от уплаты этих миллиардов 11 января 1923 года Франция и Бельгия оккупировали важнейший промышленный район страны – Рурский бассейн, что привело к еще большему разорению немецких трудящихся, к голоду, безработице, к безудержной денежной инфляции. Падение курса марки было на руку прежде всего американским капиталистам, скупавшим за бесценок акции германских предприятий. Немало крупных состояний сколотили себе отечественные спекулянты, получившие презрительную кличку «шиберы».

Рурский кризис, глубоко потрясший жизнь страны, вызвал новый взрыв стачечного движения и способствовал назреванию революционной ситуации. Доведенные до отчаяния массы трудового народа все чаще и решительней выступают с оружием в руках против правительства. В ответ социал-демократические власти во главе с премьер-министром Шейдеманом бросают против народа войска и полицию, вводят драконовские законы против стачечников, безжалостно расправляются с бунтующими в очередях женщинами.

Вершиной этих классовых боев стало революционное восстание гамбургских рабочих в октябре 1923 года, зверски подавленное войсками и жандармами. Одной из серьезных причин поражений революционного народа была незрелость Коммунистической партии Германии.

«Пред нами была непосредственная революционная ситуация, - писал Эрнст Тельман в статье, помещенной в газете «Роте фане» от 23 октября 1923 года. – Налицо были все условия для победы рабочего класса, кроме одного-единственного: наличия единой, железносплоченной, неразрывно связанной с широкими массами коммунистической партии, которая была бы готова и способна возглавить стихийную борьбу рабочих масс, организовать их и повести за собой. Руководство нашей партии оказалось несостоятельным в последний решительный час. …Наша партия в целом не была еще достаточно зрелой, чтобы помешать руководству совершить эту ошибку. Так, осенью 1923 года революция потерпела поражение из-за отсутствия одной важнейшей предпосылки: большевистской партии».

Гамбургским восстанием завершился первый послевоенный период существования Германии, отмеченный острейшими социальными конфликтами, бурными революционными вспышками, укреплением сил черной реакции. Это были годы роста классового самосознания немецкого пролетариата, становления коммунистического движения, выковывавшего в сложной и трудной борьбе свою боевую организацию – коммунистическую партию. Одновременно это были годы, окончательно развеявшие миф о якобы революционной программе партии, называвшей себя социал-демократической и прикрывавшей свои контрреволюционные дела пустыми разглагольствованиями о «социальной справедливости» и марксистской идейности.

К чести немецкой художественной интеллигенции надо признать, что в своей лучшей части она примыкала тогда к революционному народу, активно выступала против реакции и террора, с надеждой и восхищением следила за успехами молодой Советской Республики.

Крупнейшие деятели немецкой культуры: Бертольт Брехт, Эрих Вайнерт, Иоганнес Р. Бехер, Фридрих Вольф, Вилли Бредель, Эрнст Толлер, Эрих Мюзам, Людвиг Ренн, Курт Тухольский, Эрвин Пискатор, Карл Гейнц Мартин, Густав Вангенгейм, Ганс Эйслер, Эрнст Г. Майер, Луис Фюрнберг, Кете Кольвиц, Джонни Хартфильд, как и многие другие передовые писатели, художники, артисты, композиторы, - глубоко осознали свое кровное родство с борющимся пролетариатом. Они оставались верными идеям марксизма-ленинизма на всех этапах исторического пути Германии. Они были с народом в годы Веймарской Республики, в страшные годы гитлеровского варварства. Те из них, кто пережил это трудное время, после освобождения Германии от нацистского гнета вернулись на родину и продолжают творческую деятельность в новых условиях социалистической Германии.

Почти все названные здесь деятели искусства и литературы в той или иной форме участвовали в строительстве политического рабочего и профессионального театра.

В 1924 году в Германии наступил период относительной стабилизации капитализма. Это было обусловлено тяжелыми потерями рабочего класса в боевых схватках с реакцией. С другой стороны, укреплению позиций германской буржуазии большую помощь оказал американский капитал, разработавший и осуществивший так называемый план Дауэрса, вливший в германскую тяжелую индустрию миллиарды долларов, предназначенных для восстановления военно-промышленного потенциала Германии. Укрепляя позиции немецких монополистов и банкиров, план Дауэрса одновременно нес разорение рабочему классу Германии, подвергавшемуся теперь двойному гнету: со стороны отечественных и международных финансовых королей.

Между 1924 и 1929 годами движение самодеятельных и профессиональных агитпропгрупп приобретает все более значительный размах. Они участвуют во всех политических кампаниях, проводимых КПГ, выступают на молодежных вечерах, митингах, профсоюзных собраниях. Постепенно совершенствуется сценическая техника, улучшается литературное и музыкальное качество программ, вырабатываются новые формы подачи материала. Ценный опыт лучших групп обобщается в издаваемых КПГ и Союзом коммунистической молодежи Германии (СКМГ) газетах и журналах.

«Красные ревю» - под таким названием было создано множество агитспектаклей, обычно объединяющих ряд разножанровых номеров, связанных между собой единым конферансом, музыкальными интермедиями, а порой и тем или иным персонажем, проходящим через все представление. Новая форма агитспектакля требовала от его участников значительно большего актерского умения, способности создавать характерные образы.

Дальнейшее развитие агитпроптеатра протекало в сложной обстановке политических преследований, нередко принимавших форму судебных процессов против руководителей или участников отдельных групп, а также в постоянной борьбе против правооппортунистских тенденций руководителей «Рабочего театрального союза», пытавшегося прибрать к рукам и подчинить это бурно разраставшееся движение своим культуртрегерским целям. В противовес этому союзу революционное крыло рабочего театрального движения, примыкавшее к КПГ, создало в 1926 году «Левый рабочий театральный союз Германии», во главе которого встали Артур Пик и Густав Вангенгейм. Эта организация объединила сотни рабочих агитпропгрупп, находившихся в поле зрения КПГ. Она смогла тесный творческий контакт и обмен опытом отдельных групп, регулярный выпуск репертуарных бюллетеней, методических брошюр, нот пролетарских песен.

Все немецкие историки рабочего театрального движения в Германии периода второй половины 1920-х годов говорят об исключительно ценном опыте, который принесли с собой состоявшиеся осенью 1927 года длительные гастроли в Берлине и многих других городах Германии московской «Синей блузы» (*). Поездка эта была устроена Международной организацией рабочей помощи («Межрабпом»).

* «Синяя блуза» возникла из «живой газеты», организованной в 1923 году по инициативе нескольких студентов Московского института журналистики. «Живые газеты» преподносили слушателям в предельно лаконичной театрализованной форме политические новости дня, своеобразно обработанные факты из газетной информации, миниатюрные сценки-фельетоны. Движение это в свою очередь вызвало появление мобильных театрально-эстрадных коллективов, принявших наименование «Синяя блуза». Инициатором и душой нового театрального направления был известный журналист, способный организатор-энтузиаст Борис Южанин. Благодаря его усилиям в Москве возник профессиональный театр «Синяя блуза», объединивший десятки талантливых молодых актеров, ряд интересных режиссеров, композиторов, художников. Московский театр «Синяя блуза» объединял 12 небольших групп, выступавших в рабочих клубах столицы и многих городов страны, на собраниях трудящихся, в студенческих общежитиях, в небольших концертных залах и на огромных стадионах. Репертуар для «Синей блузы» создавали многие видные советские поэты, драматурги, композиторы. В опубликованной в 1928 году в Москве брошюре «Альбом «Синей блузы» лицо и задачи этого своеобразного театра сформулированы так: «Синяя блуза» - особая форма агитации, актуальный театр, рожденный революцией. Она – монтаж политических и иных событий с позиций классовой идеологии пролетариата».

В своей книге «Немецкий рабочий театр» Л. Гофман и Д. Гофман-Оттвальд утверждают: «Гастроли эти были первым непосредственным контактом между немецким и советским рабочим театром. Они оказали сильное влияние на пролетарские театральные группы Германии и дали решительный толчок дальнейшему развитию немецкого агитпропдвижения». (*)

* «Deutsches Arbeitertheater. 1918-1933», S. 210.

В цитировавшейся книге «Немецкий рабочий театр» напечатано множество откликов на гастроли «Синей блузы» в Германии, данные о датах и местах ее выступлений, интервью с ее руководителями. Материал этот свидетельствует о выдающемся успехе советского театра и об историческом значении его гастролей для развития немецкого агитпроптеатра.

Орган социал-демократической партии «Форвертс» от 8 октября 1927 года, отмечая огромный успех выступлений московского театра, пытается все же несколько приглушить политическое значение его программы. «Кто, собственно, радовался этому успеху? - спрашивает газета. – Незначительное меньшинство публики, которое разделяет советско-коммунистические идеи. Этих можно не считать. Радовалась также толпа, для которой все заграничное является уже сенсационно интересным… И все же трудно объяснить причину этого единодушного успеха», - сокрушается рецензент.

Известный театральный критик Альфред Керр на страницах правительственного официоза – газеты «Берлинер тагеблат» от 8 октября 1927 года счел нужным провести параллель между «Синей блузой» и «синим цветком» романтического поэта Новалиса:

«Синий цветок источает загадочный аромат, но не двигает мир вперед. Между тем «Синей блузе» это легко удается. Все сверхсовременно, увлекательно, развлекательно, доходчиво. Молодые девушки, стройные юноши. Здоровье. Уверенность. Очарование. Очарование…»

Газета «Кемпфер» от 21 декабря 1927 года писала:

«Подобные формы подачи политического содержания захватывают страстью и темпераментом. Это подлинная агитация и пропаганда. Это пролетарское искусство… Вот чему мы должны учиться у «Синей блузы»…»

Немецкий революционный агитпроптеатр не пренебрег этим советом. Уже в начале 1928 года по всей Германии группы молодых самодеятельных и профессиональных актеров начали осваивать новые зрелищные формы, стремясь соединить уже найденные немецким рабочим театральным движением приемы игры с характерными чертами синеблузного спектакля.

Об этом писала и коммунистическая газета «Роте фане» от 18 декабря 1928 года:

«Русская «Синяя блуза» создала в Германии целую школу. Доброе влияние «Синей блузы» можно ощутить на работе наших лучших агитпропгрупп – «Заклепки», «Красные ракеты», «Еретики», «Красные рупоры», «Красные блузы». Не механическое копирование достижений этого революционно-пролетарского кабаре из СССР, но признание, что сама форма такого кабаре: лаконичная, разнообразная, увлекающая не связанными между собой ударными сценками в пределах общей формы, - является хорошим орудием сценической пропаганды».

О том, какое значение гастролям советского театра придавало руководство Коммунистической партии Германии, лучше всего свидетельствует статья Вильгельма Пика «Синие блузы» в газете «Роте фане» от 12 октября 1927 года:

«Я видел их на первом представлении в Берлине. К сожалению, поздно вечером, сильно утомленный после целого дня работы. Но темп, дисциплина, темперамент их работы быстро сняли с меня всякую усталость… То, что они пропагандируют, - это наше кровное дело. «Между «Синей блузой» и рабочими установился немедленный контакт, несмотря на присутствие на премьере буржуазной публики и действовавшего в роли конферансье буржуазного переводчика. Этот контакт становился все тесней и в конце спектакля достиг высшего выражения в совместном пении «Интернационала»…

…Выступление этой труппы - лучшая пропаганда. Она исходит из самой сущности рабочей жизни и служит пропаганде наших идей, революционному воспитанию массы. Надо надеяться, что берлинское руководство театральными пропагандистскими группами, а еще лучше все их участники используют возможность посмотреть спектакли «Синей блузы»; не для того, чтобы механистически ей подражать, но – чтобы учиться – учиться совместной работе в коллективе для осуществления пропагандистской идеи, подчинению каждого члена ансамбля единой задаче, простоте игры и оформления, четкой дисциплине, тесной связи с массами, с работой партии, с политическими событиями. В этом – предпосылки успеха пропагандистской труппы. В этом – значение всего движения. «Синяя блуза» в высокой степени развивает эти свойства, что позволяет им с успехом участвовать в великой созидательной работе, в строительстве социализма в Советском Союзе».

Политический и артистический резонанс гастролей «Синей блузы» в Германии, силу воздействия этого коллектива на немецкий рабочий театр хорошо поняли также и руководители берлинской полиции. Когда в начале 1929 года возник вопрос о приглашении в Германию Ленинградского театра миниатюр, полицей-президент Берлина выступил с решительным возражением, направленным в министерство внутренних дел:

«Образное воплощение коммунистических идей, как показывает опыт последних нескольких лет (достаточно напомнить о «Красных ракетах», «Барабанщиках Союза молодого Спартака», «Красных» и «Серых блузах» из Рабочего театрального союза), является мощным средством пропаганды и агитации Коминтерна. Я считаю рискованным выдачу разрешения на въезд театру, поскольку это предприятие, несомненно, не столько ориентируется на аполитичное искусство, сколько на пропаганду в большевистском духе»». (*)

* Центральный немецкий архив. Цит. по книге: «Deutsches Arbeitertheater», S. 216.

Возникшие по образцу московской «Синей блузы», новые агитпропгруппы развернули активную созидательную и агитационную деятельность по всей стране. Пример москвичей помог им преодолеть шаблон в построении репертуара, научил их разнообразить программы приемами эстрадного и циркового представления, шире использовать оружие сатиры и гротеска. В новых коллективах значительно усилилась организующая и динамизирующая роль музыки, боевой пролетарской песни, бодрого зажигательного марша. Сенсационный успех «Синей блузы» не только у рабочего, но и у буржуазного зрителя заставил по-новому взглянуть на природу эстрадного представления и многих деятелей профессионального театра. Значительно больше внимания театральной агитпропработе стали уделять Центральный Комитет КПГ, местные коммунистические организации и особенно Союз коммунистической молодежи Германии.

По данным КПГ, в сезоне 1928/29 года в Германии работало 180 агитпропгрупп, давших представления перед 3 600 000 зрителей. Организационно эти группы были объединены в «Немецком рабочем театральном союзе» Германии, работавшем под эгидой КПГ.

Почти все крупные города Германии имели свои агитпропгруппы, которыми руководили местные комитеты КПГ и СКМГ. Нередко во главе этих коллективов стояли режиссеры-профессионалы и безработные актеры. Назовем здесь лишь несколько групп, занявших прочное место в истории немецкого революционного искусства. Это «Красные ракеты», «Красные рупоры», «Колонна линкс».

В апреле 1928 года в Берлине состоялся 10-й конгресс «Немецкого рабочего театрального союза». На конгрессе обнаружились решительные расхождения во взглядах на природу рабочего театрального движения между левым крылом, возглавляемым коммунистами, требовавшим активного участия рабочего театра в классовой борьбе против империализма, и правооппортунистическими дельцами, отстаивавшими идеалы «чистого, нейтрального искусства». На сей раз верх взяли деятели коммунистического лагеря, получившие широкую поддержку рабочих зрителей, ощутивших действенную силу искусства, вдохновленного революционной идейностью. Успехи боевых агитпропгрупп, завоевавших симпатии широких масс, были убедительней любых красивых фраз о «независимости искусства от бренных тягот жизни».

В дискуссиях на конгрессе и связанных с ними мероприятиях от лица революционного искусства выступали Вильгельм Пик, Эрвин Пискатор, Эрих Вайнерт, Фридрих Вольф, Эрнст Толлер, Эрих Мюзам, Иоганнес Р. Бехер, Эдмунд Майзель, Артур Пик и многие другие видные деятели революционного фронта.

«Рабочий на сцене, - писал в журнале «Рабочий театр» (орган «Немецкого рабочего театрального союза») Вильгельм Пик, - должен быть лучшим классово сознательным бойцом и всегда стоять на первой линии огня».

Новым председателем «Немецкого рабочего театрального союза» был избран видный деятель коммунистического фронта культуры Артур Пик. В решениях конгресса были утверждены тезисы о классовой природе искусства, о политических задачах рабочего театра, об актуальной направленности репертуара, о необходимости укрепления международных связей, особенно с рабочими театрами Советского Союза и в первую очередь с «Синей блузой».

***

Усиление реакции, предшествовавшее приходу Гитлера к власти, не заглушило голоса агитпропгрупп. (*)

* Начало 1929 года было ознаменовано новым наступлением империалистической реакции против рабочего класса Германии, против демократических свобод. Социал-демократический полицей-президент Берлина Цергибель запретил традиционную первомайскую демонстрацию трудящихся, а когда она вопреки полицейскому запрету все же состоялась, отдал приказ открыть огонь по безоружной толпе. В ответ на зверский акт насилия, вошедший в историю под названием «Кровавый май 1929», берлинский пролетариат поднял восстание и начал строить баррикады. Это стихийное проявление народного гнева было подавлено огнем и мечом.

Острая политическая борьба, связанная с парламентскими выборами 1930 года и захватившая все слои немецкого народа, приводила к еще более четкой поляризации идеологических позиций в среде художественной интеллигенции Германии, в основной массе примыкавшей к антифашистскому Единому фронту, возглавляемому КПГ (*). Высокой активностью отличались действия рабочих агитпропгрупп и профессиональных театров, руководимых передовыми режиссерами. Их спектакли строились на актуальном, политически остром материале. Выступления агитпропгрупп нередко проходили в политически накаленной атмосфере, когда аудитория, состоявшая из сторонников противоположных политических взглядов, непосредственно и энергично включалась в действие.

* Парламентские выборы 1930 года убедительно свидетельствовали о росте влияния нацистских сил, развернувших яростную демагогическую кампанию, основанную на разжигании националистических, реваншистских настроений и обещаниях «решительных социальных реформ». Завоевав шесть с половиной миллионов голосов, Гитлер и его клика при попустительстве СДПГ стали открыто и с возрастающим упорством бороться за свержение коалиционного правительства Брюнинга, за установление фашистской диктатуры. Единственной партией, которая решительно противостояла надвигавшейся угрозе фашизма, была Коммунистическая партия Германии.

Все чаще и чаще спектакли агитпропгрупп подвергались полицейскому запрету, нередко в залы, где шло агитпредставление, врывались гитлеровские штурмовики и учиняли разбой. И все же в период, непосредственно предшествовавший захвату власти нацистами, боевое пролетарское искусство агитпроптеатра не только не заглохло, но, наоборот, достигло нового мощного подъема. По данным историков немецкого рабочего театра, в 1931-1933 годах в Германии действовало свыше четырехсот революционных агитпропгрупп.

Подводя итоги беглого обзора деятельности агитпропгрупп в период между 1919 и 1933 годами, нельзя не отдать дань глубокого уважения участникам этого массового художественно-политического движения. Выходцы из пролетарской среды, воспитанные коммунистической партией и комсомолом, они мужественно и честно служили своим искусством делу революции. Это были сознательные борцы-агитаторы, глубоко понимавшие задачи партийного искусства. Они несли слово правды своим слушателям.

Неудивительно, что, дорвавшись до власти, нацисты обрушили на участников агитпропгрупп, бывших всегда на виду, жесточайшие репрессии. Многие из них пали жертвами фашистского террора, сотни и тысячи бывших членов коммунистических агитпропгрупп стали узниками гитлеровских концентрационных лагерей.

Движение революционного агитпроптеатра оставило заметный след в истории современного немецкого искусства и литературы. Достаточно напомнить здесь имена Бертольта Брехта, Фридриха Вольфа, Ганса Эйслера, Эрвина Пискатора, не раз признававших в своих высказываниях воздействие принципов агитпроптеатра на свое творчество.
"

  • 0



X

Размещение рекламы на сайте     Предложения о сотрудничестве     Служба поддержки пользователей

© 2011-2017 vse.kz. При любом использовании материалов Форума ссылка на vse.kz обязательна.