Перейти к содержимому





- - - - -

Дополнение к главе "Возвращение-3"

Опубликовал: FL1, 21 Август 2010 · 255 Просмотров

Дополнение к вышеприведенному тексту:
(см. http://bb.ct.com.kz/...showentry=14204 )
"
Последние годы пребывания Эйслера в США были омрачены преследованиями со стороны организаторов «холодной войны», начавших позорную кампанию против передовых деятелей американской культуры, против друзей Советского Союза. Осенью 1947 года композитор был вызван в Комиссию по расследованию антиамериканской деятельности, обвинявшую его в коммунистической деятельности, в симпатиях к Советскому Союзу. На каком уровне шел допрос, можно судить по тому, как прокурор Стриплинг (тот самый!) сформулировал обвинение: «Карл Маркс коммунизма в области музыки». Этого оказалось достаточно, чтобы вынести решение, требующее тюремного заключения, которое было заменено затем высылкой за пределы США.
"

Более подробно об этом:

Стенограммы заседаний Комиссии по антиамериканской деятельности по делу Ганса Эйслера и его брата Герхарда Эйслера включены в художественные произведения Юлиана Семенова - романы "Экспансия-I", "Экспансия-II". (Все книги автора http://flibusta.net/a/20477 )

1. Стенограмма допроса Герхарда Эйслера. Герхард Эйслер (1897-1968) - брат композитора, деятель Коминтерна.

О Герхарде Эйслере:
Цитата по: Виктор Николаевич Усов "Советская разведка в Китае. 20-е годы XX века":
http://flibusta.net/b/181010
"
Герхард Эйслер Псевдонимы. Роберт, Робертс) (1897–1968) — в 1927–1928 гг. кандидат в члены ЦК КП Германии, с 1967 г. — член ЦК СЕПГ, в 1929–1931 гг. — представитель ИККИ в Китае. В 1931–1933 гг. — работник аппарата ИККИ. В 1933–1935 гг. — представитель ИККИ в США. В 1935–1939 гг. — сотрудник заграничного центра КПГ. В 1941–1949 гг. находился в эмиграции в США. В дальнейшем на государственных постах в ГДР.
"
В Германской Демократической Республике Герхард Эйслер до последних дней своей жизни возглавлял телевидение и радио.

Примечание: ИККИ - Исполнительный комитет Коммунистического Интернационала (Коминтерна).

http://kpd-sozialges....de/promis.html
"
Gerhart Eisler (20.2.1897-21.3.1968)
geboren in Leipzig, Gymnasium, Kriegsteilnehmer; 1918 KPÖ; Redakteur; 1921 KPD, 1923 Kandidat des Zentralausschusses, 1925 Redakteur der «Roten Fahne», Mitglied der Bezirksleitung Berlin-Brandenburg, 1927 ZK-Kandidat; 1928 im Rahmen der Thälmann-Wittorf-Affäre seiner Funktionen enthoben, Arbeit im KI-Apparat.
"

Изображение
Герхард Эйслер, 1946

Изображение
Герхард Эйслер, 1946

Изображение
Герхард Эйслер читает газеты, которые вышли перед заседанием Комиссии по антиамериканской деятельности, 1946 г.


Цитата по: Юлиан Семенов. Экспансия-I (роман) ("Позиция" #3)
http://lib.ru/RUSS_D.../ekspansia1.txt

Аннотация

Действие нового романа (примечание: роман написан в 1984 году) заслуженного деятеля искусств, лауреата
Государственной премии РСФСР писателя Юлиана Семенова развертывается в
конце 40-х годов, когда начал оформляться союз нацистских преступников СД
и гестапо с ЦРУ. Автор рассказывает о пребывании главного героя книги
Максима Максимовича Исаева (Штирлица) во франкистской Испании.

--------------------------------------------------------------------------

(ноябрь сорок шестого)

"Здесь передают, - прочитал он сообщение еще раз, - что комиссии по
расследованию антиамериканской деятельности в составе председателя Перкэна
Томаса, сенаторов Карла Мундта, Южная Дакота, Джона Макдоуэла,
Пенсильвания, Ричарда Никсона, Калифорния, Ричарда Вайля, Иллинойс, Джона
Ранкина, Миссисипи, Хардина Петерсона, Флорида, и Герберта Боннера,
Северная Каролина, провели предварительную беседу с Герхардом Эйслером,
братом известного композитора
, работающего в Голливуде. По поручению
комиссии материалы к собеседованию готовили главный следователь Роберт
Стриплинг и следователь Луис Рассел. Официальное слушание назначено на
начало сорок седьмого года.
Приводим текст стенографического отчета, полученный от адвокатов.
С т р и п л и н г. - Мистер Эйслер, встаньте.
Э й с л е р. - Я не намерен вставать.
С т р и п л и н г. - У вас есть адвокат?
Э й с л е р. - Да.
С т р и п л и н г. - Господин председатель, я считаю, что мы можем
разрешить свидетелю пригласить адвоката.
П р е д с е д а т е л ь. - Мистер Эйслер, поднимите вашу правую руку.
Э й с л е р. - Я не подниму мою правую руку до тех пор, пока мне не
будет предоставлена возможность сделать заявление.
С т р и п л и н г. - Господин председатель, я думаю, вы должны
объявить, чему посвящено слушание, прежде чем принимать решение о правах
свидетеля Эйслера.
П р е д с е д а т е л ь. - Мистер Эйслер, вы в Комиссии по
антиамериканской деятельности. На основании шестьсот первого параграфа
гражданского права нам вменено в обязанность расследовать характер и
объект антиамериканской пропаганды в Соединенных Штатах, а также выяснить,
какие иностранные государства стоят за этой пропагандой и является ли ее
целью свержение правительства США, а также иные вопросы, возникающие в
связи с исследованием главного. Поскольку Коммунистическая партия США
признана подрывной организацией, все формы ее деятельности подлежат
рассмотрению в нашей комиссии. Поэтому ваши ответы на вопросы должны быть
прямыми и ответственными, никаких двусмысленностей. Мы не намерены дать
вам возможность выступать с какими бы то ни было заявлениями до тех пор,
пока вы не принесете присягу. Лишь после присяги комиссия рассмотрит
ходатайство о приобщении вашего заявления к делу. Итак, поднимите вашу
правую руку.
Э й с л е р. - Нет.
П р е д с е д а т е л ь. - Мистер Эйслер, не забывайте, что вы
являетесь гостем этой страны.
Э й с л е р. - С гостями так не обращаются, потому что я...
П р е д с е д а т е л ь. - Эта комиссия...
Э й с л е р. - Потому что я не гость, а политический заключенный в
Соединенных Штатах.
П р е д с е д а т е л ь. - Одну минуту! Вы готовы присягнуть?
Э й с л е р. - Я не могу присягнуть, прежде чем не сделаю нескольких
замечаний.
П р е д с е д а т е л ь. - Нет, сейчас вы не будете делать никаких
замечаний.
Э й с л е р. - Значит, не будет никакого слушания моего дела - во
всяком случае, в моем присутствии.
П р е д с е д а т е л ь. - Вы отказываетесь присягнуть? Я правильно
вас понял, мистер Эйслер? Вы отказываетесь присягать?!
Э й с л е р. - Я готов ответить на все ваши вопросы.
П р е д с е д а т е л ь. - Одну минуту... Вы отказываетесь дать
присягу?
Э й с л е р. - Я готов ответить на все ваши вопросы.
П р е д с е д а т е л ь. - Мистер Стриплинг, вызовите другого
свидетеля. Комиссия будет соблюдать свой порядок. Вы ведь отказываетесь
присягнуть перед лицом нашей комиссии.
Э й с л е р. - Я не отказывался и не отказываюсь присягать.
С т р и п л и н г. - Господин председатель, по-моему, свидетель
должен замолчать. Или же встать и присягнуть. Или же быть выведенным из
зала - во всяком случае, до тех пор, пока мы не придем к единому мнению.
С е н а т о р М у н д т. - Господин председатель, спросите его еще
раз: готов ли он присягнуть?
П р е д с е д а т е л ь. - Вы снова отказываетесь принести присягу,
мистер Эйслер?
Э й с л е р. - Я никогда не отказывался дать показания под присягой.
Я доставлен сюда как политический заключенный. Я прошу дать мне
возможность сделать несколько замечаний по делу - всего три минуты - перед
тем, как я присягну и отвечу на ваши вопросы, а потом выступлю с моим
заявлением.
П р е д с е д а т е л ь. - Я уже сказал, что вы получите право на
слово лишь после того, как ответите на наши вопросы под присягой. Затем
ваши замечания - если следствие найдет их заслуживающими внимания - будут
рассмотрены комиссией. Но сначала вы должны присягнуть.
Э й с л е р. - Вы ошибаетесь в этом пункте. Я ничего не д о л ж е н,
ибо я политический заключенный. А политический заключенный ничего никому
не должен.
П р е д с е д а т е л ь. - Вы отказываетесь присягнуть?
Э й с л е р. - Я прошу дать мне три минуты для того, чтобы я мог
разъяснить комиссии то, что я на...
П р е д с е д а т е л ь. - Мы будем дискутировать ваш вопрос только
после того, как вы присягнете.
С е н а т о р М у н д т. - Господин председатель, я полагаю, что
свидетель должен быть удален.
С е н а т о р Р е н к и н. - Согласен.
П р е д с е д а т е л ь. - Уведите свидетеля.
С т р и п л и н г. - Господин председатель, я бы хотел, чтобы знали,
в какую тюрьму отправят Эйслера.
П р е д с е д а т е л ь. - Кто его сюда доставил?
С т р и п л и н г. - Два присутствующих здесь джентльмена. Назовите
ваши имена.
Г р е н н а н. - Я - Стив Греннан, офицер секретной службы,
министерство юстиции, отдел иммиграции.
Б р о с м а н. - Я - Бросман, офицер секретной службы, министерство
юстиции, отдел иммиграции.
П р е д с е д а т е л ь. - Это вы привезли сюда Эйслера?
Офицеры секретной службы подтверждают это.
П р е д с е д а т е л ь. - Куда вы его берете?
Г р е н н а н. - В городскую тюрьму Вашингтона.
Затем была приглашена для дачи показаний Рут Фишер, которая является
родной сестрой Ганса Эйслера, композитора, проживающего по адресу 122,
Вавэрли-плэйс, Нью-Йорк, и Герхардта Эйслера, находящегося в тюрьме
Вашингтона. Будучи приведенной к присяге, миссис Фишер на предварительном
слушании, в частности, показала:
- Герхардт и я вступили в ряды Коммунистической партии Германии в
1920 году. Я была секретарем берлинской организации, затем членом
Политбюро, а также членом президиума ИККИ Коминтерна в Москве. Мы очень
дружили с Герхардтом, особенно в ту пору, когда он вернулся с фронта, где
провел в окопах четыре года, однако в двадцать третьем наша дружба
кончилась, потому что я встала в оппозицию к Политбюро и Коминтерну. Я
потому решилась сегодня выступить с заявлением перед уважаемой комиссией,
что считаю Герхардта одним из самых опасных террористов...
П р е д с е д а т е л ь. - Простите, миссис Фишер, вы сводная сестра
Ганса и Герхардта Эйслера?
Ф и ш е р. - Родная. Именно поэтому я прошу вас разрешить мне
выступить с заявлением.
П р е д с е д а т е л ь. - Конечно.
Ф и ш е р. - Я считаю Герхардта Эйслера законченным террористом,
опасным для Соединенных Штатов и Германии. То, что этот человек является
моим братом, заставляет меня особенно остро ощущать большевистскую угрозу
Сталина. Он намерен навязать свой строй Европе и всему миру. Будучи слугой
сталинского ГПУ, мой брат готов отдать на закланье детей, сестру, лучших
друзей. С тех пор как я узнала, что он в Штатах, я испытывала постоянный
страх за Америку. Пользуясь симпатией к нацистским жертвам, Герхардт
Эйслер развернул здесь свою подрывную работу. Он приехал сюда с заданием
установить в США тоталитарную систему, вождем которой будет Сталин.
П р е д с е д а т е л ь. - Нам бы хотелось узнать о деятельности
Герхардта Эйслера, начиная с июня сорок первого, когда он приехал в Штаты.
Ф и ш е р. - Впервые он приехал в Штаты в тридцать третьем, после
того как я встретила его в квартире моего младшего брата, композитора
Ганса Эйслера в Париже, по адресу четыре, Плас Вожирар, где Ганс жил после
эмиграции из нацистской Германии. Герхардт ехал в Штаты, чтобы возглавить
антиправительственную борьбу. Я считаю, что все эти годы он возглавлял
здесь подпольную сеть русской секретной службы.
П р е д с е д а т е л ь. - Будучи членом Коминтерна?
Ф и ш е р. - Да, несмотря даже на то, что с двадцать восьмого по
тридцатый год он был в оппозиции к Сталину.
С е н а т о р Р а с с е л. - Где еще бывал ваш брат, являясь членом
Коминтерна?
Ф и ш е р. - В Испании, Австрии, Чехословакии.
П р е д с е д а т е л ь. - Миссис Фишер, почему вы вышли из
коммунистической партии?
Ф и ш е р. - Потому что Сталин сделал Коминтерн подразделением ГПУ.
С е н а т о р М у н д т. - "Нью-Йорк таймс" еще десять лет назад
писала, что коммунистическая партия не есть партия, а конспиративная
группа, ставящая своей целью разрушение демократии и захват власти. Так ли
это?
Ф и ш е р. - Да.
П р е д с е д а т е л ь. - Правда ли, что ваш брат был узником
концентрационного лагеря?
Ф и ш е р. - Нет.
С е н а т о р М у н д т. - Но следователь Стриплинг представил нам
документы о том, что он был жертвой нацистского террора.
Ф и ш е р. - Он был заключен в лагерь правительством Виши, генералом
Петэном...
П р е д с е д а т е л ь. - За антинацистскую деятельность?
Ф и ш е р. - За коммунистическую деятельность. Французская полиция
знала, что он коммунист высокого уровня, и хотела изъять его из
общественной жизни, поскольку Франция была оккупирована Гитлером...
С е н а т о р Н и к с о н. - Вы запросили право на американское
гражданство?
Ф и ш е р. - Да.
Н и к с о н. - Могу ли я считать, что, несмотря на выход из
компартии, вы по-прежнему симпатизируете марксизму, поскольку очень хорошо
информированы о том, что происходит в их рядах, в частности с вашим
братом.
Ф и ш е р. - Сейчас мы видим угрозу сталинской империи всему миру. Я
должна быть информированной, чтобы вести борьбу против большевистского
терроризма.
П р е д с е д а т е л ь. - Нам надо поскорее заканчивать это дело,
потому что в Сенате предстоит голосование по важному вопросу и нам
необходимо быть там...
С е н а т о р В а й л ь. - Миссис Фишер, вы сказали, что у вас есть
младший брат, какой-то композитор. Он по-прежнему живет в Штатах?
Ф и ш е р. - Да.
С е н а т о р В а й л ь. - Ваши братья поддерживали контакт во
Франции? Здесь они тоже контактируют?
Ф и ш е р. - Да.
С е н а т о р В а й л ь. - Каковы ваши отношения с композитором... С
вашим младшим братом?
Ф и ш е р. - Такие же, как со старшим.
С е н а т о р В а й л ь. - Следовательно, вы прервали отношения с
Гансом Эйслером по тем же причинам, что и с Герхардтом?
Ф и ш е р. - Да.
С е н а т о р В а й л ь. - Ваш брат-композитор тоже коммунист?
Ф и ш е р. - В философском смысле - бесспорно.
С е н а т о р Н и к с о н. - Он близок с Герхардтом Эйслером?
Ф и ш е р. - Да.
С е н а т о р Б о н н е р. - Поскольку вам хорошо известна
активность коммунистов, ответьте: как много Коминтерн направил своих людей
из Москвы в Соединенные Штаты?
Ф и ш е р. - Несколько тысяч.
Штирлиц аккуратно отодвинул от себя широкий телетайпный лист, поднял
голову; Роумэн сидел напротив, вытянув ноги; нижняя челюсть выпячена,
словно у него случился волчий закус; волосы растрепаны, воротник рубашки
расстегнут, галстук приспущен.
- А вы чего разволновались? - спросил Штирлиц. - Вы уже знали обо
всем этом, когда требовали моей консультации по фашизму?
- Сейчас снова врежу, - пообещал Роумэн. - И это будет плохо.
- Эта Фишер напоминает мне Ван дер Люббе, - заметил Штирлиц.
- Сука.
- Почему? Отрабатывает свое американское гражданство. Она же
запросила гражданство... Его надо заработать... Ей написали сценарий, она
его толково выучила... Дамочку в свое время куда-то не избрали,
обиделась... Но сюжет действительно шекспировский: так топить братьев...
Нет ничего опаснее истерической климактерички, честное слово... Никто так
не поддается режиссуре, как женщины...
- Кто обидел дамочку? - спросил Роумэн.
- Вы что, не слыхали о ней раньше?
- Нет.
- Она хотела повалить Эрнста Тельмана, лидера германских коммунистов.
С ультралевых позиций. Не вышло. Тогда она закусила удила, ведь очень
хочется быть первой... Между прочим, совсем недалеко от Муссолини, от
этого левого социалиста... Не находите?
- Я очень люблю Ганса...
- Какого?
- Эйслера.
Штирлиц осторожно кашлянул, не поднимая глаз на Роумэна, спросил:
- Знаете его музыку?
- Я ни черта не понимаю в музыке. Я люблю его, как человека. Он
замечательный парень. Очень добрый, мягкий... Террорист... Ну, сука, а?! И
какую она перла ахинею: "Его посадили в лагерь не за антинацистскую, а за
коммунистическую деятельность". Ведь это одно и то же!

"

==========================================================================

Изображение
Фото. Ганс Эйслер. Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности, 1947 г.

Изображение
Фото. Ганс Эйслер. Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности, 1947 г.

Изображение
Фото. Ганс Эйслер. Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности, 1947 г.

Видеодокумент: Комиссия по антиамериканской деятельности допрашивает Ганса Эйслера, 1947 год.
Hanns Eisler 1947/48 vor dem McCarthy Ausschuss für unamerikanische Umtriebe

Hanns Eisler 1947/48 bei einem Verhör im House Committee on Un-American Activities (englisch: Senatsausschuss für unamerikanische Umtriebe; HUAC)

http://www.life.com/image/50505249
Sister of Gerhart Eisler sitting in study.

2. Стенограмма допроса композитора Ганса Эйслера.


Цитата по: Юлиан Семенов. Экспансия - II
http://lib.ru/RUSS_D.../ekspansia2.txt

Аннотация


Роман "Экспансия-II" заслуженного деятеля искусств, лауреата
Государственной премии РСФСР писателя Юлиана Семенова является
продолжением романа "Экспансия-I". Оба романа объединены одним героем -
советским разведчиком Максимом Максимовичем Исаевым (Штирлицем). В
построенном на документальной основе произведении разоблачается
реакционная деятельность ЦРУ в развивающихся странах в послевоенный
период.

--------------------------------------------------------------------------

(зима сорок седьмого)

"
Роумэн отошел к киоску, купил американские газеты, не для того, чтобы
читать, а скорее чтобы сосредоточиться и принять какое-то решение.
Страницы пролистывал машинально, не очень-то обращая внимание на
заголовки; споткнулся - совершенно неожиданно - на самых броских:
"Немецкий композитор из Голливуда на службе ГПУ и Коминтерна!"; "Ганса
Эйслера защищает Элеонора Рузвельт!"; "Первая леди под подозрением в
симпатиях к красным!"; "Москва задействовала всю свою агентуру на
Западе!"; "Чарли Чаплин, Матисс, Пикассо и Кокто обратились в Белый дом!";
"Негодование Альберта Эйнштейна!"; "Ничто не спасет русского шпиона от
кары!"
Сначала Роумэн не поверил глазам; ведь Макайр сказал, что с этим
безумием все кончено, Америка убедилась в шаманстве Рут Фишер', катившей
черт знает что на братьев: "Не может быть, бред какой-то!"

_______________

' Сестра Ганса Эйслера, бывший член КПГ.


Он отошел к стойке бара, попросил кофе, принялся читать сообщение о
предварительном допросе Ганса Эйслера, композитора, которого по праву
называли одним из самых великих музыкантов века.
"Э й с л е р. - Господин председатель, могу ли я просить у вас
разрешения сделать заявление перед началом собеседования?
П р е д с е д а т е л ь. - Дайте мне ваше заявление. (Читает его.)
Нет. Я не разрешаю вам выступить с этим заявлением...
Э й с л е р. - Вы не хотите позволить мне выступить с заявлением
после всего того, что мне довелось пережить начиная с прошлого года?!
П р е д с е д а т е л ь. - Следователь, задавайте свои вопросы.
С л е д о в а т е л ь. - Я хочу зачитать выдержки из газеты "Дейли
уоркер" от пятнадцатого января тридцать пятого года... Цитирую:
"Выдающийся революционный композитор Ганс Эйслер прибывает двадцать
седьмого января... С тех пор, как в Германии к власти пришел Гитлер, Ганс
Эйслер проживает в Париже и Лондоне; всему миру известны произведения
этого блистательного музыканта; нельзя не восторгаться его
высокоталантливыми операми, песнями и фильмами, такими, как - немецкое
название я произношу по буквам - кэй-ю-эл-и-даблью-ай-эм-пи-и..." Что это
значит, Эйслер?
Э й с л е р. - Это опера и фильм, сделанные мною в Берлине в тридцать
втором году. Называется "Куле Вампе".
С л е д о в а т е л ь. - Продолжаю цитату: "эм-ай-эс-эсэн-ай-эм-и..."
Что это такое?
Э й с л е р. - Это мое произведение "Масснаме"... По-немецки это
звучит как "мероприятие", "целесообразность"...
С л е д о в а т е л ь. - Продолжаю цитату: "Рот фронт"... Это все вы
сочинили, Эйслер?
Э й с л е р. - Да.
С л е д о в а т е л ь. - В статье говорится, что вы один из
выдающихся композиторов современности, вас называют борцом-коммунистом
против гитлеровской тирании, утверждают, что вы не только великий
музыкант, но и т о в а р и щ, стоящий в первой линии борьбы. Вы
подтверждаете, что это написано про вас?
Э й с л е р. - Про меня так много писали, что я не могу помнить
каждую статью...
С л е д о в а т е л ь. - Я просмотрел нью-йоркские газеты этого же
периода, о вас нигде не писали как о великом композиторе, кроме как в
газете американских коммунистов.
Э й с л е р. - Вы плохо смотрели, я могу показать вам сотни статей
обо мне, они где-то валяются в моих архивах.
С л е д о в а т е л ь. - Подойдите ко мне и посмотрите фото в газете
"Дейли уоркер". Это ваша фотография?
Э й с л е р. - Совершенно верно, моя.
С л е д о в а т е л ь. - Что за жест вы делаете на фото?
Э й с л е р. - Это салют немецких ра...
С л е д о в а т е л ь (перебивает). - Вы подтверждаете, что на фото
изображены именно вы и именно вы держите правую руку над головой, причем
пальцы сжаты в кулак?
Э й с л е р. - Подтверждаю, посколь...
С л е д о в а т е л ь (перебивает). - Вы не отвергаете, что вы
держали руку в коммунистическом салюте?
Э й с л е р. - Да, подтвер...
С л е д о в а т е л ь (перебивает). - Продемонстрируйте комиссии этот
жест!
Эйслер демонстрирует коммунистический салют, подняв правую руку,
сжатую в кулак.
П р е д с е д а т е л ь. - Вы не хотите опровергнуть подлинность
фотографии?
Э й с л е р. - Нет. Это салют не только коммунистов, но всех
антифашистов. Это не партийное приветствие, а салют антифашистов всего
мира.
С л е д о в а т е л ь. - Вы писали музыку к фильмам режиссера Йориса
Ивенса, работавшего с Хемингуэем в Испании?
Э й с л е р. - Да.
С л е д о в а т е л ь. - Им мы еще займемся, этим Ивенсом... В статье
про вас написано, что вы заявили: "В единстве голосов и действий - надежда
на будущее мира". Вы говорили эти слова корреспонденту?
Э й с л е р. - Журналист вправе писать, что он хочет. Я могу отвечать
только за себя...
С л е д о в а т е л ь. - Это вы написали оперу "Мать"?
Э й с л е р. - Да. Опера "Мать" написана по мотивам повести Горького.
С л е д о в а т е л ь. - В одной из арий этой оперы есть слова: "Учи
азбуку, не бойся, ты только начни, рабочий, и ты возьмешь власть, ты
победишь!" Вы писали музыку и к этим словам?!
Э й с л е р. - Не мог же я писать музыку к одним словам повести и не
писать ее к другим?!
П р е д с е д а т е л ь. - Вы имеете в виду, что сейчас надо быть
готовым к тому, чтобы "взять власть и победить"?!
Э й с л е р. - Я не понимаю вопроса...
П р е д с е д а т е л ь. - Где вы писали эту оперу?
Э й с л е р. - В Берлине, в двадцать девятом, мне кажется...
П р е д с е д а т е л ь. - Значит, ваша опера обращена к немецким
рабочим?
Э й с л е р. - Не только... Это же опера, произведение искусства.
П р е д с е д а т е л ь. - Но это "произведение искусства" показывали
в Соединенных Штатах?
С л е д о в а т е л ь. - Да.
П р е д с е д а т е л ь. - Значит, эти слова из вашей оперы обращены
не только к немцам, но и к итальянцам, французам, американцам?
Э й с л е р. - Повторяю, опера написана по мотивам повести великого
Максима Горького... Слова песни соотнесены с ситуацией, которая
существовала в России в девятьсот пятом году...
П р е д с е д а т е л ь. - Могли бы вы написать подобную оперу в
Соединенных Штатах с призывом "захватить власть и победить" здесь, в этой
стране?
Э й с л е р. - Нет.
П р е д с е д а т е л ь. - Вы изменили своей позиции?
Э й с л е р. - Нет. Просто здесь я гость, путешественник... Ваше
рабочее движение будет само решать свои дела...
С л е д о в а т е л ь. - Вы когда-нибудь посылали приветствия в
Советский Союз?
Э й с л е р. - Конечно.
С л е д о в а т е л ь. - Вы ненавидите Сталина?
Э й с л е р. - Простите, я не понял вопроса?
С л е д о в а т е л ь. - Вы ненавидите Сталина? Мы слышали, что вы
говорили офицерам иммиграционной службы, что вы ненавидите Сталина.
Э й с л е р. - Я был бы идиотом, если бы говорил им это. Я считаю
Сталина весьма серьезным персонажем современной истории.
С л е д о в а т е л ь. - В советской энциклопедии, изданной в
тридцать третьем году в Москве, дано ваше фото и заметка: "Эйслер,
композитор, коммунист, глава пролетарского направления в германской
музыке..." Вы член коммунистической партии, мистер Эйслер?
Э й с л е р. - В России коммунистом называют каждого, кто так же
активен в своем творчестве, как я. Я не имею права - особенно после тех
пятнадцати лет, когда германские коммунисты сражались в подполье против
Гитлера, - считать себя членом партии, потому что все они были героями,
настоящими героями... Да и в любой стране, где коммунисты работают в
подполье, - они герои. А я не герой. Я просто композитор...
С л е д о в а т е л ь. - Как зовут вашу сестру, мистер Эйслер?
Э й с л е р. - Ее зовут Рут Фишер.
С л е д о в а т е л ь. - Вы получили от нее письмо, датированное
двадцать четвертым апреля сорок четвертого года?
Э й с л е р. - Что за письмо?
С л е д о в а т е л ь. - В этом письме миссис Фишер обвиняет вас в
том, что вы являетесь агентом ГПУ. Она пишет следующее: "Если местное
отделение ГПУ попытается устроить мне "естественную" смерть, то это у вас
не получится, - ни у тебя, ни у Герхарда Эйслера, являющегося шефом
германского отдела ГПУ в Соединенных Штатах. Это так легко вам не сойдет с
рук. Вы всегда играли терроризмом и всегда боялись нести ответственность
за это. Я сделала следующие приготовления на случай ваших террористических
актов: во-первых, три врача провели тщательное медицинское обследование и
засвидетельствовали, что я абсолютна здорова, так что нет никаких
оснований для моей естественной смерти. При этом я нахожусь под постоянным
врачебным надзором и тщательно слежу за своим состоянием. Доктора
проинформированы обо всем, и в случае какого бы то ни было ухудшения моего
здоровья они незамедлительно примут соответствующие шаги. Во-вторых,
престижные журналисты и политики получили копию этого письма, так же как и
ряд немецких иммигрантов..."
Мистер Эйслер, вы подтверждаете получение этого письма?
Э й с л е р. - Письмо совершенно сумасшедшее...
П р е д с е д а т е л ь. - Вы получили это письмо?
Э й с л е р. - Я неоднократно читал подобные послания...
С л е д о в а т е л ь. - Зачитываю цитату из журнала "Советский Союз
сегодня", май тридцать шестого года, страница тридцать три: "В день
Первомая трудящиеся всего мира наравне с "Интернационалом" и "Вставай,
проклятьем заклейменный" поют песни Эйслера и Брехта". Конец цитаты. Вы ни
разу не называли человека, который писал слова для таких ваших песен, как
"Вперед, мы не забыли", "Общий фронт", а ведь в этом журнале говорится,
что для вас писал Бертольт Брехт? Да или нет?! Почему вы молчите?!
Господин председатель, у меня больше нет вопросов к Эйслеру, я требую его
отправки в Голливуд для новых допросов на месте.
Ч л е н к о м и с с и и. - Мистер Эйслер, вы написали "Балладу о
параграфе 218"?
Э й с л е р. - Да.
Ч л е н к о м и с с и и. - Вы помните слова?
Э й с л е р. - Конечно.
Ч л е н к о м и с с и и. - Вы написали "Балладу о ниггере Джиме"?
Э й с л е р. - Да.
Ч л е н к о м и с с и и. - Вы помните слова?
Э й с л е р. - Да.
Ч л е н к о м и с с и и. - Вы читали слова этой баллады перед тем,
как написать музыку?
Э й с л е р. - Да.
Ч л е н к о м и с с и и. - Вы написали "Песню о черством хлебе"?
Э й с л е р. - Да.
Ч л е н к о м и с с и и. - Вы читали слова перед тем, как писать
музыку?
Э й с л е р. - Конечно.
Ч л е н к о м и с с и и. - Господин председатель, я считаю, что все
члены комиссии должны тщательно проанализировать песни, которые я
упомянул, и в авторстве которых Эйслер сознался. Тексты этих песен нельзя
посылать по почте Соединенных Штатов. Это нечто такое, что выходит за
рамки политики, это должно быть отправлено на заключение медикам!
"Безумное безобразие" - бедные и слабые слова, чтобы определить эту мазню
на нотной бумаге! Такое "искусство" не имеет права на то, чтобы
существовать в цивилизованном обществе!
Э й с л е р. - Слова этих песен признаны великой поэзией.
Ч л е н к о м и с с и и. - Чем, чем они признаны?!
Э й с л е р. - Великой поэзией.
Ч л е н к о м и с с и и. - Мы в Америке иначе понимаем великую
поэзию! Ясно вам?! Помимо всего прочего, в словах ваших песен есть
высказывание против закона об абортах. Да или нет?!
Э й с л е р. - Да.
Ч л е н к о м и с с и и. - Песня смеет выступать против закона об
абортах?!
Э й с л е р. - Да.
Ч л е н к о м и с с и и. - Значит, с вашей, коммунистической, точки
зрения, вы вправе высказываться против закона об абортах?!
П р е д с е д а т е л ь. - Мы еще вернемся к вопросу о высказываниях
против закона об абортах.
Ч л е н к о м и с с и и. - Мистер Эйслер, вы где-то позволили себе
заметить, что наша комиссия мучает и травит вас...
Э й с л е р. - Да.
Ч л е н к о м и с с и и. - Наша комиссия по расследованию
антиамериканской деятельности создана в рамках закона и действует в рамках
закона. Чем же мы травим вас и мучаем?
Э й с л е р. - Если вы допрашиваете меня без перерыва в течение
двенадцати месяцев, собираете против меня факты, которые не имеют ничего
общего с правдой, если вы начали фантастическую кампанию в прессе против
меня, да и вообще против художников и артистов, вы просто-напросто хотите
уничтожить всех нас, особенно тех, кто не скрывает и никогда не скрывал
своей антифашистской, красной идеологии...
Ч л е н к о м и с с и и. - Мистер Эйслер, это вы написали
музыкальную поэму "Об убийстве"?
Э й с л е р. - Да, это я написал.
Ч л е н к о м и с с и и. - Господин председатель, я хочу привести
девять строк из этой - с позволения сказать - поэзии...
Э й с л е р. - Я не убежден, что вы достаточно компетентны в вопросах
поэзии.
П р е д с е д а т е л ь. - Все члены этой комиссии компетентны в
поэзии!
Ч л е н к о м и с с и и. - Цитирую: "Нет ничего ужаснее, чем
пролитая кровь, страшно и горько учиться убивать, мучительно видеть
молодых людей, погибших раньше времени на полях битв, но мы должны
научиться этому, - для того лишь, чтобы кровь никогда не проливалась
более!"
Э й с л е р. - Вы довольно точно перевели слова. Это антифашистская
песня написана мной... И когда Гейдрих был убит чехами на улицах Праги,
когда партизаны пролили его кровь, я был согласен с ними... Пойдите в
Голливуд... В каждом газетном киоске вы купите журналы с описанием ужасных
гангстерских зверств, вы купите их свободно, и мне очень не нравится это,
с позволения сказать, искусство... А моя поэма - это призыв к борьбе
против кровавых гангстеров.
Ч л е н к о м и с с и и. - Господин председатель, американские парни
погибали, сражаясь против Гитлера, но мне не нравится, когда кое-кто
приехал в эту страну из Европы и призывает народ к революции в Соединенных
Штатах!
П р е д с е д а т е л ь. - Мистер Эйслер, вам необходимо находиться
здесь, пока мы не освободим вас.
Э й с л е р. - Где я должен находиться?
С л е д о в а т е л ь. - В Соединенных Штатах. В Вашингтоне. В этой
комнате".

"

Изображение
Ганс Эйслер (слева) прощается в аэропорту с Герхардом Эйслером (справа) перед своим вылетом из США, 1948 г.

==========================================================

P.S.

К вопросу о происхождении приветствия "Рот-Фронт": "....Вы подтверждаете, что на фото
изображены именно вы и именно вы держите правую руку над головой, причем
пальцы сжаты в кулак?.."

Цитата по книге Лев Копелев "Бертольт Брехт":
"Во время выборов в рейхстаг в 1924 году кандидаты компартии составляли список № 5. Агитплакаты Джона Хартфильда изображали в одном случае мощную ладонь-пятерню, в другом сжатый кулак. Потом кулак стал гербом Красных фронтовиков. После запрещения союза (3 мая 1929 г.) все коммунисты и все сочувствующие им приветствуют друг друга, поднимая сжатый кулак. Вскоре это станет международным антифашистским приветствием".

Изображение
Предвыборный плакат КПГ, 1928 (?) год, художник Джонни Хартфильд.
"Рука имеет пять пальцев. Пятерней хватай врага. Голосуй за список № 5 - Коммунистическая партия".

Изображение
"Рот-Фронт", фото 1920-30 гг.
(Полный размер фото см. http://picasaweb.goo...feat=directlink )

  • 0



X

Размещение рекламы на сайте     Предложения о сотрудничестве     Служба поддержки пользователей

© 2011-2017 vse.kz. При любом использовании материалов Форума ссылка на vse.kz обязательна.