Перейти к содержимому





- - - - -

Стихи

Опубликовал: Фиджи, 26 Июль 2009 · 448 Просмотров

Я- Оigakops.mail.ru
*
Родная, здравствуй, вот и я,
Прости, что год не приходила,
Отцу, как прежде, я всегда звонила,
В тот дом пустой, где нет тебя.
Ты знаешь, сколько сотен раз
Я шла к тебе. На холм валилась
Всем, что болит, с тобой делилась,
Хотя и так ты знаешь все про нас.
Родная, ты прости меня,
За боль, за пошлые обманы,
Во сне зову, кричу я – МАМА!
Так просыпаться страшно без тебя.

*
В память раба Божьего Валерия

На закате ли, на рассвете ли,
Было ль грустно иль было весело,
Друг житийный мой, взяв добродетели,
Сам, учась, дал нам это кресело,
Был гоним за честь да за здравие,
Научился теплу и смирению,
Знал и как-то простил бесславие,
Шел на помощь без сожаления.
Помню, в Церковь Святую Матушку,
Говорил - иди, не обманешься,
Знаешь, друг мой, сердечный-лапушка,
Сколько ж ты нам помог, как оглянешься!
*
Сижу. Виски сжимает ночь.
Слова теснятся, словно наважденье,
Отрывки фраз, какое-то движенье,
Я - отрекаюсь. Мне не превозмочь.
Живу ль на самом деле, или сон,
И на меня нацелен этот черный ящик?
Уставился, как древний черный ящур,
Ах, нет, ведь это просто телефон.
Не трогайте. И не торгуйте душу.
И руки, там, внутри. Не надо лезть.
Как гадко. Строишь хамство, лесть,
А я это разрушу.

*

Предсказал нам что-то гороскоп,
Только я гаданиям не верю,
И подков я не терплю над дверью,
Верю пуле, что летит в висок.
На года смотрю, как на песок,
Струйкой исчезающий с ладоней.
Мне, наверно, надо жить спокойней.
Но во сне стреляют мне в висок.
Расставанье-маленькая смерть.
Хладнокровно на песке рисую.
Знаю, что теперь мне не успеть
Отвести твоей рукою пулю.

*
Я верю в то, чего не существует,
Дороже мне все то, что не в цене,
Но время – это правда -
Все врачует,
Все, что хотела, уж не надо мне.
Все эти запоздалые прозренья,
И на костях воздвигнутый костер,
Не беспокоят ни полет, ни униженье,
Ни то, что ворон крылья распростер.
Совсем чуть-чуть – и, как во сне, паденье,
И почему-то не пугает пустота.
Остановись, постой мое мгновенье,
Поверь, душа, что существует красота
***
Осенний дождь короткий, серый, мокрый.
Не успеваю глянуть в омут твоих глаз
Не понимаю их, а ночь стучится в стекла,
Нельзя нам ждать, а день опять угас
У нас нет времени, и больше уж не будет,
Ты греешь руки мне, на свете мы одни.
Нас завтра этот город позабудет.
А ты меня? Огни, огни, огни…

*


В пять метров квадратных вошла.
Там стол.
Его угол ударил меня в кисть.
Почему-то не больно.
Какие-то осколки.
Моя рука разбилась.
Она стеклянная.
Посмотрела внимательно на себя:
Только сердце видно.
Уставшее, оно остывает от боли и одиночества.
Хочет отдохнуть.
Но эму трудно это сделать.
Потому, что мой сын верит ему.
И окно.
Через которое видно, как снег падет на листья.

*
Я падаю лицом в терпенье.
Пощечины, исписанные мелко,
Испепелили душу, как биенье
Истошно-горькое глотаю, как лекарство,
Бесстыдство ходит рядом с равнодушьем.
Мне больно.
В стенах мечется коварство.
Ложусь на спину – так еще больнее.
Весна – удушье. Стон вздувает вены.
Смеюсь? Отчаянье сильнее.
Мне больно. С каждым днем больнее.
Я падаю лицом в терпенье.

*

Мы мало любим. Живем собою.
Ведем беседы с своей судьбою.
Да-да, чужая душа - потемки,
Но можно летом сменить поземку.
Себя жалеем ценою близких,
Во сне летаем с трудом и низко,
Глаза, как храмы с закрытой дверью,
Пред ней обиды и недоверье.
Ведь существует давно поверье-
Добро вернется, лишь в жизнь поверишь.
Какие чары владеют миром?
Замолкли струны погибшей Лиры.
Звенит капелью весна зимою,
Когда душа владеет душою.
Тепла и света как не хватает!
Нам слишком многое жизнь прощает,
И – улетает, цветет – отцветает,
Простит ли нам смерть – мы поздно узнаем.


*
Шаг за шагом – Свет единый.
Пятна, блики, крик и даль.
Велика Земли печаль.
Путь нелегкий. Бег недлинный.
Ряд планет и ясность мысли,
Миг полета, детский плач,
За спиной уснул палач,
Потерявшись в ряде чисел
Рев органа, вальс и степ,
Руки, ярость, бесконечность,
Красоты закона вечность.
Смотрит БОГ, а дьявол спит.
*
Мне бы душой к тебе едва прижаться,
Что неправа, что ты неправ признаться,
Что нам нельзя с тобою расставаться.
Но не могу ни плакать, ни смеяться.
Нас осень будоражит, беспокоит,
Пылает город в золотом покое.
Непониманье – что это такое?
Нет, не гаси свечу своей рукою.
Засмейся и заплачь от восхищенья!
На миг замрет Земля в своем движенье
Надломятся обид ненужных звенья,
Зима зазвонит о своем рождении.
Слова, дома и мысли побелеют,
В тебя поверю вдруг и осмелею,
От глаз, от губ, как было, захмелею,
И шаг за шагом боль преодолею.
Но ты молчишь, глазами обижая,
Мне пусто, холодно.
И я чужая, в застенках рая

*
Ах, осень, осень! Звоном тополей
Ты известила о своей кончине.
Но грусть твоя живет во мне поныне,
Сны заполняя стоном журавлей.
Все тайны жизни как-то вдруг постигнув,
То ли мгновенье, то ли жизнь отпев,
Душа моя от звона опьянев,
Окуталась тончайшей паутиной.
Малейшее движение из вне –
И сотней струн она чему-то вторит,
То радости людской, то горю,
То холодящей вены новизне.
Ах, осень, осень, чистые глаза,
Зеленые, с печальной поволокой,
Ты – женщина с галактики далекой,
И на стекле, как щеке, слеза.

*

Душа, как тень, блуждает среди звезд,
До звона голубого одинока,
Ты не броди, душа моя, высоко,
И зови. Тебя никто не ждет.
Кометы освещают Млечный путь,
Луна упала отраженьем в лужу.
Переживи, душа, огонь и стужу,
Чтобы потом навеки отдохнуть
Судьба тебя и ранит и ломает,
Но к свету среди мрака ты летишь,
То веселишься, то вдовой скорбишь,
Что ты совсем одна никто не знает.


*

Бегу. Ногами мну туман.
Сухие губы искажает жажда
Лицо рубцами исхлестал обман.
Лицо в крови, в лицо норовит каждый.
Нет воздуха, луна прожгла затылок,
Я задыхаюсь. Ветер стонет звоном.
Глотаю ветер, ветер пахнет дымом.
На звездах пепел.
Тысячами легких хриплю и раздуваю ноздри.
Бегу, боюсь упасть.
Хватаюсь скрежетом зубным за возле.
Наверно, поздно, поздно, поздно…
Но я пройду.

*
О, полнолунье! Тайна и печаль,
Душа страдает, отлетает вдаль.
Мерещится, что эта жизнь, как сон,
Что путь мой не осмыслен, не пройден.

*
Луна тревожит – лучше не смотреть,
Под ступнями дрожит земная твердь.
Ошибки, промахи – как на ладони!
За самым нужным мы еще в погоне
А половина жизни позади,
Бессмертья незаслуженно не жди.
Что позади? Черта на чистом своде,
Мечты грустят о счастье и свободе.
Что отдано - душе моей подмога,
А впереди опять, опять дорога.

*

Теперь уж не годам прошедшим счет,
Лишь о добре перед собой отчет,
Родные люди, сколько света в вас!
Тепла, любви и чести без прикрас.
Люблю надежды ваши, вашу боль,
Всех ваших слез таинственную соль.
Как много сделать хочется для вас!
Чтоб не было печальных, грустных глаз.

*

Бежим по жизни, друзей теряем,
Уверены в том, что что-то спасаем,
В своей суетливости утопаем,
Теряем, спасаем, приобретаем.
В надрыв колесо своей жизни вертим.
То верим, то – ни во что не верим!
Замкнулся круг в своих интересах
Легко говорим о каких-то «прогрессах»…
А где-то луга и теплое детство
Живут по - соседству.
Душа трепещет – мгновенья, мгновенья!
Бывают отчаянья и прозренья,
Презрение к кашам, плите и картошке,
Но так, понемножку, так, понарошку.
О, ощущенье бездонности мира –
Как в сердце рапира!
Вдруг ловишь дыхание нежности,
Все – лишь за миг безмятежности,
Обман о добре и удаче.
Но веришь – нельзя ведь иначе,
Натура – души оболочка,
Но поднялася сорочка
Нагого прекрасного тела,
И я опустела…

*

Вокруг фонаря снежинки,
Как бабочки веселятся!
Растаять совсем не бояться!
Зима с весною поспорила,
Усилья свои удвоила,
Кого она успокоила?
Стекло, как солдат на службе,
Телом своим наружу,
В дом не пускает стужу.
А в стенах тепло витает,
Но здесь только муха летает…
И слезы стекло пускает

*

Луна отраженьем упала в лужу,
Ей тоже однажды расслабиться нужно,
Смотрю. И всплывают в памяти годы –
Мы – дети природы, мы – вешние всходы!
Зависим от ветра, и неба и лета,
Сверкает, искрится и мчится планета,
И что-то уходит, и НЕ ПОВТОРИТСЯ,
Как будто все снится
Вдруг запах какой-то напомнит о прошлом,
Мне – шесть. Мы в поле копаем картошку,
И стонет внутри - это не повторится -
По пояс пшеница.
И я босиком, мир во мне растворился,
Лежу на спине и лечу, словно птица!
Во мне это длится.
Мне просто не спится.
Но как возвратиться?
С землей помириться, с которой в разлуке,
С годами все ближе мне теплые руки,
Те руки Земли с ароматом лугов,
Кузнечиков рой возле томных стогов.
Добро – от Земли,
Зло – как талые воды,
Мы – дети природы,
Мы – вешние всходы.

*

Облокотись о стол. Мне больно.
Сижу, виски обняв в тишине,
Душа немеет, с меня довольно,
Я получила от жизни вдвойне.
Нога увязла, хрустит крепленье,
Наверно смешно в свои сорок лет
Попять, наконец, цену исступленья,
Как будто и не было прошлых бед.
Любовь, как мираж,
Ее руки красивы,
Бежишь, уповая на легкий жест,
Не замечая коварство, спесивость,
Что на спине уж поставлен крест.
Как гром среди неба суть – равнодушье,
Глаза пустые, мрак и печаль,
Кому отвечать?

*

Как жить? Благодарю людей,
Что есть они, что дарят мне друзей,
Судьба, как всемогущий чародей,
( Не знаем толком ничего о ней)
Быть может, сделает больней?
И сколько отсчитает дней?

*
Кто хотел – получилось,
Жаль, потом не случилось,
Звали, кликали, тем помогли,
Вот – костер, чтоб ходить, – вот угли,
Ноги жжет и в лице ни кровинки,
Ум сегодня - король,
По какой-то вселенской ошибке,
Жизнь – театр. Это новая роль.
Это новая боль, Бог хранит
Бог хранит, все же нет беспредела,
Воронье соловьями запело,
Небо с ужасом слышит би-моль.
*
« Не хочу войны»

Неужели доселе
На кровавой постели
Будет рот улыбаться кривой?
Платят те, кто хотели,
Но на этой неделе
Защитит мирозданье стеной.
Не убить, что не создал,
Руки жгут в небе звезды,
Тронь – Земля под ногами горит,
Может быть, и не поздно.
Только нужно серьезно
Помолиться, помочь и простить

*

Индийские напевы, трепещет занавеска,
Ах, жизни арабеска!
Наверно, это веско.
Ни розовый, ни белый -
Дымок сандала серый.
Нет, пионер – не первый
И, если откровенно, так хочется стремиться
Чем дальше – больше, глубже,
В зной раствориться в стуже,
Ждать, понимать, продлиться...
Раскос на ветке вишни,
Дождь. Пламя. Сто веков разлад,
Непостижим порядок, вечен взгляд,
Неповторима яркость этой жизни.
Извечен чисел строй,
Спиралью обещание вселенной,
Виток. Знать, верить в двадцать первый,
Семерка минус. Запах вспомнишь мой.

*

Весна взметнулась озимью,
Цветы, цветы, цветы,
А сердце тонет в осени,
Где я, где я, где ты?
Бегут, звенят, качаются
Года, года, года,
С небытием встречается
Упавшая звезда,
Одна кочую в городе,
Живу, пою, грущу,
Я не могу не горбиться,
Зато хочу – лечу!
Бреду с весною рядышком
В подсиненной тиши,
И улыбаюсь краешком
Простуженной души.



*

Наши души – сокровища,
Превратились в чудовища,
Жизнь писала о нас черновик,
Хоть и время другое,
Мы - открытие Гойи,
То ли век за спиной, то ли миг.
Пепел прошлого в урнах
(Как забыть о Сатурнах?)
Бесконечен томительный сон,
Мудрость или бездумье?
Знак Быка у безумья,
Мы молчим, и оглох телефон.
Сон во чреве галактик,
Смотришь, как математик,
Извлекающий корень из тьмы,
Хоть и время другое,
Мы – открытие Гойи,
То ли я, то ли ты, то ли мы?


*

Куда ж ты завела меня, судьба?
А я такой доверчивой была,
А я любила-жила без оглядки,
Надеялась, что будет все впорядке.
Ведь, вроде бы, душой я не кривила,
Своим друзьям в беде не изменила.
Зачем все это надо было?
Любовь - теперь я знаю – обманула,
Всю жизнь мою перевернула,
Свечу зажгла – потом задула.
А я – в кромешной темноте,
Среди непониманья и во зле,
Все тщусь держаться в узеньком седле!
А я – все та же, только хромоножка,
Теперь не все хочу – совсем немножко
Тепла, любви и света – только выжить,
Но пустота кругом, и далеко и ближе.
Скачусь в сварливости все ниже, ниже?
Но нет, не упаду я на колени,
Еще мечты моей маячат тени.
Хоть редко, но приходит вдохновенье!
Но пахнет осень остро и печально.
Дано мне это, видно, изначально,
Мираж ловить, сперва манящий,
Потом все дальше, дальше отходящий
Чтоб средь пустыни вдруг понять – ненастоящий!
Жизнь просто глянула, насколько меня хватит,
За музыку тот, кто хитрее, платит.
Тех, кто наивней, в танце колошматит.
Наверное, судьба во всем такая:
Ты побежден, законы презирая,
И волком вой, коль приняла так стая,
«С волками жить – по-волчьи выть»,
Иначе можно и не быть.
Сумей со змеем ложе разделить,
И - будешь принят разом,
Твердя о благородстве фразы,
Любимым будешь назван.
Я не хочу, ты слышишь, жизнь,
Подачки принимать! Держись!
Со мною, дикою, смирись!


*
То, млея от счастья, в любви устаем,
Столкнувшись с несчастьем,
Друзей познаем.
И все это – нашей судьбы круговерть.
Спешим, но куда? Всего не успеть
Давайте, как прежде, за нашим столом,
Поверяя надежде, с гитарой споем,
О том, что в окно к нам стучится апрель,
О том, как играет по струнам капель,
Что шить нам пора сарафаны из ситца,
О том, как нам жить, когда ночью не спится,
О том, как нас память в гости зовет,
О том, как под окнами вишня цветет,
О том, что нам надо друг друга любить,
О тех, кого нам никогда не забыть.

*
«Мои сны»

Я призналась тебе, что умею летать,
Не поверил, наверное, стал хохотать
От луны ночь светла, звезд сиянье вокруг
Я взяла твою руку – взлетели мы вдруг.
Но, тяжел стал полет для меня за двоих,
Опустила я руку – ты исчез в тот же миг.
Удивлен и напуган, на Земле ты стоял.
Просто в небо смотрел. Не кричал и не звал.
Я летела и пела! Снизу город, огни,
На дорогах машины и горят фонари.
И какая-то дикая радость рвалась!
Все земное забыв, я все выше неслась.
Но, вдруг, вижу – вверху, надо мной, потолок
Белоснежный. Откуда же взяться он мог?
Я пробила его головой, и опять
Среди звездного неба я стала летать.
И опять потолок. Головой в него бьюсь,
Тяжело стало вдруг. Упаду, разобьюсь!
Но безумно хотелось ТУДА мне попасть!
Буду биться – решила,- Упасть, как пропасть.
И как только в стене появилась дыра.
Я услышала крик: да она умерла!
Чей-то голос родной зарыдал и впотьмах
Заметался. Меня стал охватывать страх
Как вернуться назад? Это сын мой кричит.
Где же тело мое? Тьма бездонно молчит.
Ужас силы мне дал. Сын отчаянно звал.
Я нашла в потолке тот заветный провал.
Меня тело ждало. И неслась теперь вспять,
Свист в ушах. Мысль одна: только б не опоздать!
То от страха смеясь, то от боли дрожа
Обнимала потом своего малыша.
Мой отец прошептал, утирая глаза,
Не дышала ты, дочка, почти два часа.
А его ты забудь, никого не виня,
Мы молились. А он и не вспомнил тебя.

*

Какое роскошество! Гамма цветов!
Зеленый, и желтый, и красный –
Я преклоняюсь. Ты, осень, прекрасна!
Бесстрастна и страстна, как музыка слов!

*
Мы, умудренные опытом,
Жизнь оглушившие топотом,
Вдруг замираем растерянно:
Господи! Сколько ж потеряно!
И, как младенцы беззубые,
Смотрим на время в раздумии,
Необратимость мгновения!
Господи, сколько ж потеряно!
Взгляд с высоты потрясения.
Люди, дома – все в движении,
Ходят по кругу размеренно,
Господи, сколько ж потеряно!
Но отлетает прозрение,
Тает, как снег, наваждение,
В круг общий входим уверенно…
Господи! Что же потеряно?
*

А.С.
Вернуться вспять, что первозданно,
Быть как трава, как юные цветы.
Не мыслить, но придя к истоку красоты,
Пить сок и не разбить звенящего стакана!..

*
Все хорошо. Я сделала как нужно.
Душа больна. Спокоенно-простужена.
Прости. Я буду нежно-равнодушна.
Теперь тебе со мною станет скушно.
Открой окно! Пора!
Ведь здесь непоправимо душно.
*
Родная матушка – Земля!
Тебя мы топчем, рвем, копаем,
Тебе и кровь, и слезы отдаем.
ЗДЕСЬ любим, ЗДЕСЬ грешим, ЗДЕСЬ умираем.
Ты – мать, ты все переживешь,
Переживешь и нас, все силы отдавая,
Простишь, поймешь, любимая, родная,
И, уходя, простившись навсегда,
Не на минуту, не на час – навечно!
Ты примешь наши бренные тела,
Не получив души, ушедшей в вечность.
Придут другие. Будут рвать, топтать,
Ты дашь им сил, тепла и много Света
Мы – преходящи, как зима и лето
Но так глупы, что ты прощаешь нас

*
Березовая ласковая Русь!
Люблю тебя до слез, до умиленья.
Люблю.
В тебе надежда, избавленье,
К твоим босым ногам я сердце нес.
Ты велика, светла и златовласа.
Бездонна родниковых глаз финифть.
Мне без тебя не пережить и часа
Смогли унизить, не смогли убить.
*
Любить ты будешь меня всегда.
Всю жизнь и не жизнь тоже.
Ты будешь любить и узнаешь тогда,
Как любовь на смерть похожа.
Умирая, прощаешь всех –
Расцвет вишни видишь в творении,
Знаешь точно, что всякий грех
Ты вдруг можешь понять, дав прощенье.
Любить – это то же, что и творить,
Любить тяжело, но верно,
Любить – это значит себя забыть,
Любить – себя помнить вечно.
Любить – это честно и смело жить,
Беречь, помогать, знать свой остров,
Любить – значит добрым и преданным быть,
Любить – это очень просто.

*
Идей был полон, розов и беспечен
В хождениях по закоулкам слов.
Но, сдернув дома свой земной покров,
Был жалок, был жесток, но, нет, не вечен.
***
Я знаю. Почему я отдалась душе твоей,
Всем существом поверив,
Но не пойму, вдруг подсчитав потери,
Зачем так просто я потом сдалась?
Не отдалась – сдалась! – не акцентируя различья,
Считала – по себе - что ясно все без слов,
Я душу нанизала, как улов,
Тебе взамен на лень и безразличье.
Твои слова : я буду человеком!
Пусть не сейчас, но хоть за счет тебя!-
Я слушала, немея и скорбя,
Уж сознавая: ЭТО – век за веком.
***
А.С.
Я шла к закату как дети,
Которые твердо верят,
Что могут тронуть руками солнечные лучи
Я шла навстречу закату,
И верила я, как дети,
Что призрак дальнего солнца
Сумею настичь в ночи.
Но, сколько ни шла,
Все также сквозь ветки
Солнце сияло,
Но сколько ни шла,
Все также закат светился вдали,
И сделала я, как дети,
Увидев, что все напрасно,
Махнула рукой, и села
Играть в дорожной пыли.
***

(Эссе – размышление, написано в 14 лет)
Только в минуты великой печали может взвешивать человек на весах своего сердца всю полноту жизни, по-настоящему изучить то, что пройдено. Но нет разгадки тайне, терзающей все существо: для чего все это? Веками ломали голову люди о смысле жизни – этой поистине многоцветной ткани судеб человеческих. И умирали, и приходили снова – блуждать по лабиринтам и хитросплетениям этой загадки; то окунаясь в совсем близкое солнце, то упираясь в глухую стену. И нет ключа к этому таинству, то ли потерян давно, то ли его и не было. Мы смирились, и пьем свою жизнь, кто как привык: кто запоем, кто глоточками, а кто просто так, по привычке, не замечая. И не знаешь, опьянит она тебя или отрезвит. Но бунтует мозг. Нет предела его возможностям, кроме этой загадки: для чего мы живем? Жизнь – мираж? Бессмыслица? Или предназначение? И нужны крылья!?
Серебристо-голубые, легкие и прозрачные, они сложены за спиной, как бутон фантастического цветка. Немного тепла и света, веры и любви – и бутон раскроется. Переливаясь, огромные, легкие крылья засияют под солнцем. Ложь и подлость, зависть и ненависть, мелочность, глупость, жестокость ослепнут от этого сияния. А крылья – крылья нашей души – будут трепетать, звучать гимном Любви и Солнца, прославляя человека, согревая его неиссякаемой верой в жизнь. Может, в этом предназначение?..
***
Предавал, и будешь предавать,
Переступишь через дочь и мать,
Никому тебя уж не поднять.
Как не можешь этого понять?
Ведь ты будешь вечно умирать
***
О, нет! Я не устала от дороги
О, нет! Не сбили ног моих пороги.
Могу пойти на дальний край Земли.
Я думаю, молитвы помогли.
***
Есть Свет Земли. Есть Свет Небес – едино это,
И нет другого чуда – чуда жить.
Смогу ль помочь – мечом, стихом поэта?
Пожми мне руку. Я скажу одно: держись!
Единство духа, святость однокровных.
Грехов размеренность уничтожает род.
Нет ценности дороже, чем духовность,
Я говорю тебе – иди вперед!
Лишаясь, обретаешь бесконечность,
Не первый ты проходишь эту боль,
Люби по-прежнему и будь самим собой,
Не будет больше этого с тобой…
***
О, чистый лист, ах, белое дыханье!
В метанье ты, мое познанье!
***

Вот и все.
Окончен путь мечтаний…
Тревоги, боль, ошибки позади.
Не знаю – что-то будет впереди!
Но нет ни сил, ни страха, ни желаний.
Нет, не успела я сыграть бравурный марш,
Лишь утолилась родником печали,
Надеясь в нем отведать изначально
Всю предназначенную боль – и взять реванш.
Считала – стоит только захотеть,
Перелатав израненную душу,
Из пепла встанет храм, который рушу,
И птица Феникс сможет вновь взлететь.
Но храм мне заново придется строить,
И душу мне уже не залатать,
И разучилась, кажется, летать,
И нечем мне себя же успокоить.
***
Иисусов возраст.
Лишь на женский лад.
То ль рай надземный, то ль подземный ад?!
И змей ползет. Я покидаю Сад.
Низвергнута.
Вернусь к Земле любимой и блаженной,
Вернусь такой же преданной и верной,
Просеяв безысходности беду.
Тебя оставив,
Заблудившимся в Саду.
***
Ну, как же так? Наверно, мы охрипли,
И онемели. И к тиши привыкли.
Мы не поем, осиротив застолье,
А деды пели, дав душе раздолье
Как пели! Недоев, намаясь,
О той рябине, что стоит, качаясь.
Разноголосо чудо разливалось.
И уходила боль.
И не ломалась
Душа.

***
Бездонное небо роняет звезды,
Печально плечи сутулит ночь
Тебя узнала я слишком поздно,
Ты отзвучал, как последний дождь.
Тяну к тебе ветром гонимые руки,
Сквозь синий туман различаю глаза
Ловлю беспризорного прошлого звуки.
Уплывшее счастье – русалки коса.
Пленительно-синие сны га рассвете.
И снова все тот же насмешливый взгляд…
Восход в распростертом розовом свете
Бродягой крадется в заброшенный сад.
Я брежу тобой. Сонно тьма опадает.
Венера последний ведет хоровод,
М сон мой малиновый медленно тает
Над запахом меда у тихих ворот.
***
Рукою Справа провела едва-едва –
Вокруг звенящая зеленая трава.
Забор разрушен, словно не граница,
Налево – темнота, Направо – Свет
( мне это снится?)
Кричат и плачут за забором, Слева, дети
Нет никого, и я одна в ответе
Для их спасенья дан мне четкий срок,

Нет страха, лишь забора нить,
Нельзя шагнуть налево - нужно жить,
Бегу, хватаю маленькое чудо,
Лица не вижу, знаю – помнить буду,
Бросаю в Свет, направо, как кулек с мукою,
Нет времени! Опять вожу рукою,
И – нахожу! Как сумашедшая, бросаю,
Бегу, бегу, бегу. Не успеваю.
Нет времени, хотя никто не говорил,
Дано настолько, сколько честно жил.
А слева - пламя, только бы успеть,
Нельзя сгореть, нельзя и умереть.
Я просыпаюсь. Слезы жгут глаза,
Успела много, но не всех спасла.
***
( Из «Моих снов»)
Неслась за мною бешеная тварь,
Я добежала до черты, как мои предки встарь,
Ее детей и женщин – всех убила
Жилища лет на тысячу спалила,
Они пищали, я давила их,
И в пустоте ее лишь слышен рык
А я кусала, складывала, знала,
Она придет, в ответ за раны,
Ждала. Она пришла, я меч вонзила,
Вложив в удар и ненависть, и силу
И будет так всегда, не лезь, рога я обломаю,
Порушу все твое житье, тебя порву, я знаю!
И соглашений никаких, сиди и помни, издыхая,
Приду и всем твоим конец, я сильная, я знаю!

***
Многое, что есть, терплю,
Многое прощала и прощу,
На судьбу, как прежде, не ропщу,
Розу Мира снова отыщу.
Не грешны природа и вода,
Грешен всяк, живущий без труда,
А «душа обязана трудиться»,
Не прощу – и улетишь, как птица,
Без гнезда, без крыльев, не поняв,
Руки равнодушные приняв.

  • 0



Май 2017

П В С Ч П С В
1234567
891011121314
15161718192021
222324252627 28
293031    

Последние записи

X

Размещение рекламы на сайте     Предложения о сотрудничестве     Служба поддержки пользователей

© 2011-2017 vse.kz. При любом использовании материалов Форума ссылка на vse.kz обязательна.