Перейти к содержимому





- - - - -

Адам и Ева (литературный сценарий).

Опубликовал: CentreRadMir, 12 Декабрь 2008 · 838 Просмотров

История этого сценария.
Он пишется здесь и сейчас. Каждый день по несколько страниц. Я лишь предполагаю, что будет дальше. Но постепенно картинка складывается. Как паззл. Каждый кусочек становится на свое место. И создается мир, который, как и другие, имеет право на существование.

Памяти Марины Аксеновой и Руслана Рыжкова посвящается



Иногда очень хочется проснуться. И понять, что все, что происходит – это не со мной. Остановиться в своем каком-то истерическом беге, успев на вдохе прожить все-таки эту жизнь.

Газеты с некрологами тяжело шлепнулись на стол, словно вздохнув о тяжелой судьбе тех, кто в них упомянут. Рука с коротко остриженными ногтями лениво перевернула их, ярко-салатовый маркер отметил пару траурных заметок.

В это время центральные ворота офиса открылись, впуская двух очередных посетителей. Растерянных, как все, что приходят сюда. Но в отличие от многих, они сюда совсем не рвались.

Руслан автоматически пропустил Марину вперед, усмехнувшись про себя, что даже после своей смерти остается джентльменом.

- Ну и что это? – нервно спросила заплаканная Марина.
- Откуда ж я знаю? – вопросом на вопрос ответил Руслан, стараясь сохранить здравый смысл. Хотя бы толику.

Холл огромного бизнес-центра был стандартен: мрамор и металл, кожаные кресла и раскидистые пальмы. Ничего, что удивило бы или навеяло мысли о вечном.

- Это рай? – недоверчиво спросила Марина.
- Откуда ж я знаю? – повторился Руслан, - я бы сам этот вопрос задал бы кому-нибудь.
- Ясно, - Марина решительно подошла к лестнице, которая вела наверх.
- Вам помочь? – мягкий и доброжелательный голос заставил их вздрогнуть. Высокий мужчина в темно-синем костюме шагнул к ним из полумрака закутка, где, очевидно, располагался лифт.
- Было бы неплохо, мы… - начал Руслан.
- Вы Бог? – резко спросила Марина.
Мужчина рассмеялся.
- Нет, что Вы. Я простой сотрудник этого комплекса, называемого Небесной Канцелярией. Только и всего.
- Ясно, значит, Вы мне помочь точно не сможете.
- Я знаю, Вы хотели бы вернуться обратно, верно? – мягко и сочувственно спросил мужчина.
Марина кивнула, уже не пытаясь скрыть набежавшие слезы. Руслан обреченно подумал, что сейчас она расплачется, а он и представить себе не мог, как обращаться с бьющимися в истерике женщинами.
Мужчина приобнял Марину за плечи.
- Боюсь, это невозможно. Но мы поможем Вам по крайней мере смириться с этим.
- Ага, так всегда сектанты говорят, - хмыкнул Руслан.
- Молодой человек! – укоризненно покачал головой Служитель, - говорить о сектах вблизи самого Бога…
- Ох, простите, - полуиронично-полувиновато ответил Руслан.
- ладно, все разговоры потом. Вам надо отдохнуть. Как поделаете вас поселить: в одном номере или отдельно? – Служитель снова заговорил мягким, но официальным тоном.
Какой сервис, подумал Руслан, ах да, мы же в раю. Тут все отлично, все ок, все как мы хотим!
- В одном, - неуверенно сказала Марина, - мне слишком тяжело одной.
Руслан качнул головой в знак согласия на вопросительный взгляд Служителя.
- Ну что ж, отлично! Тогда идемте.
Идя вверх по лестнице и разглядывая синий пиджак своего проводника, Руслан вновь ощутил чувство душевной невесомости: неизвестно где начало и конец, пол и потолок, к чему идти и от кого спасаться. Если здесь вечная жизнь, на что ее потратить?
Блин, какие идиотские вопросы приходят в голову на пороге…. шикарного номера, в котором …
- …пройдут ваши первые дни здесь. А потом, возможно, вы решите сменить обстановку. Располагайтесь.
Служитель вручил Марине ключи от номера и ушел. В комнате повисла тишина.

(продолжение в комментариях))

  • 0



Окна номера выходили на площадь, посреди которой неведомый архитектор воткнул фонтан. По всем законам жанра, из него била струя вода. Руслан отошел от окна, зажмурился и потряс головой.
- Пугает? – спросила Марина, ласково погладив его по голове.
- Немного, - признался Руслан, – как-то совсем не этого я ожидал.
- Ты хоть ожидал.
Она прошлась по комнате, легко касаясь каждого предмета, словно пытаясь их оживить. Или стряхнуть невидимую пылинку.
- Даже готовился, - Руслан отошел от окна, открыл стенной шкаф и отшатнулся назад: на вешалках висели аккуратно отглаженные футболки, брюки, джинсы, платья. Он готов был поклясться, что размеры его и Марины были соблюдены до мелочей.
- В отличие от меня. У меня это получилось как-то…. неожиданно.
- Ты долго сюда добиралась?
- Не помню. Извини, давай об этом потом.
- Без проблем, у нас впереди вся жизнь.
Вечная жизнь, - подумали оба, боясь произнести это вслух.

Кабинет был просторным, светлым. Кому-то он мог показаться уютным, но только не хозяйке. Последняя считала его отвратительно безликим. И в этом безликом кабинете ей предстояло работать, пока не переведут на более высокий пост. Сейчас она проводила в нем небольшое совещание, на котором присутствовали трое ее коллег. Таких же безликих, с презрением подумала она. И тут же отругала себя за столь низменные мысли в таком высоком месте.

- …Ну, я думаю, все ясно…
- …Хорошо, а документация уже готова?
- … Стоит предложить несколько вариантов, а они выберут сами…
- …Командировка предстоит? И кто отправится?

Вопросы произносились голосами, почти не отличающимися друг от друга, и ее начало клонить в сон. Странно, но до сих пор ей нравилась ее работа. Только в последнее время появилось тяжелое чувство неудовлетворенности. Словно что-то пошло наперекосяк, не по тем правилам, по которым она соглашалась играть в самом начале. Хотя было ли оно – самое начало. В начале было Слово, как говорится в старой инструкции. А в другой упоминается …
- Люция! Никак Вы уснули? – полуязвительно спросила одна из женщин за столом.
- Все в порядке. В общем, я согласна со всем, что вы тут говорили. И жду документы на подпись.

Люция быстро вышла из кабинета, сопровождаемая недоуменным шепотом за спиной.
- Ну что с тобой опять? – Он догнал ее и остановил почти силой.
- Все в порядке. Ты же слышал, - Люция вырвала руку из Его ладоней.
- Послушай, я понимаю, у тебя кризис. Такое случается. Раз в сто лет, - Он попробовал рассмешить ее, но ничего не вышло, - но ты хотя бы доверься мне. Не отталкивай. Я могу выслушать, попробовать дать совет...
- У тебя такое было? – перебила она Его.
- Конечно, малыш. И у меня такое было. Но все проходит.
- Да, наверно… Я постараюсь быть сдержаннее.

Она похвалила себя за то, что сумела взять правильный тон. Если она сейчас начнет все ему рассказывать, остановить этот поток эмоций будет невозможно. А она не хотела бы давать кому-либо оружие против себя. Даже Ему. Пусть лучше он думает, что она успокоилась и смирилась. А выход из ситуации она будет искать потом. В одиночестве, когда никто не будет мешать и лезть в душу.

Правила новой жизни – жизни после смерти – были совсем непонятны. И, похоже, никто не собирался им ничего объяснять. Руслан успел оценить удобства номера, приняв душ и завалившись на свою кровать. Марина же тем временем все сидела у окна, подперев голову руками и уставившись в одну точку.

- Что ты сидишь? Иди, сходи в душ, расслабься, поспи. Отдыхай. В конце концов, все мы сюда стремились.
- Может быть, но не так рано.
- Ты права. Но…

Марина резко встала, оборвав его на полуслове. Руслан замолчал и проводил ее взглядом. Услыхав звук хлопнувшей двери, он облегченно вздохнул. Наверно, ушла гулять. Глупо беспокоиться о человеке, который пошел прогуляться по раю. С ним ничего не случится. А если и случится… Не додумав мысль до конца, он уснул.

Марина почти выбежала из бизнес-центра, который оказался по совместительству и отелем. На улице стояла летняя прохлада, но ей вдруг стало зябко. Поежившись, она села на скамейку, на которую падали лучи солнца. Возможно, ей показалось, но даже солнечное тепло здесь было какое-то… неживое.

- Позвольте? – рядом с ней опустилась на скамейку женщина, одетая в строгий синий костюм. Одна и сотрудниц, вяло подумала Марина, даже не отодвинувшись. Руки и ноги словно налились свинцом.

Кое-как сумев вынырнуть из водоворота собственных мыслей, Люция обратила внимание, что сидящая на скамейке девушка, похоже, в состоянии транса, депрессии. В общем-то, конечно, как многие, попадающие сюда.

- Сначала всегда так, потом привыкаешь, - как можно более мягко сказала Люция.
Марина поежилась от ее слов, как от холодного ветра.
- Спасибо, я не нуждаюсь в утешении.
- Я не утешаю. Просто я тут дольше, чем ты.
Поймав себя на мысли, что лезет в чужую душу, Люция замолчала.
Марина шумно вздохнула, удерживая набегающие слезы.
- Слушай, тут есть кафе. Пойдем туда. Поговорим, - не давая опомниться, Люция схватила Марину за руку и потянула за собой.

В кафе витал приятный запах выпечки. Почти как дома, с болью в сердце подумала Марина.
- Кофе? Булочки? Может, чего посерьезней? – Люция деловито уставила весь поднос какими-то тарелочками, чашками, вазочками и ловко понесла его к столику.
- Здесь самообслуживание? – спросила Марина?
- Да. Здесь почти везде самообслуживание. И во всем. Потом поймешь.
- А ты здесь кто? – Марина отхлебнула горячего кофе и впервые за день почувствовала, как тепло разливается по ее телу.
- Ангел. Служитель. Клерк небесной канцелярии.
- А я думала, как я. Хотя…
- Да, костюм, - улыбнулась Люция, - это необходимость. И здесь есть свои правила.
- А я… - Марина судорожно вздохнула.
- Только не плачь. Хотя… фиг с тобой, плачь! Кому какое дело! – Люция невольно повысила голос, и Марина оглянулась, ожидая недоуменные взгляды. Но, похоже, тут посетители привыкли ко всему.
- Не буду плакать. Разве это что-то изменит?
- Внутреннее состояние твое. И то – маловероятно. Облегчишь душу. Разве тебе не это надо?
- Я хочу вернуться…
- Знаю, но тебе уже говорили, наверно – это невозможно. Невозможно в том виде, в котором ты себе это представляешь.
- А в каком еще виде это бывает?
- Понимаешь… - Люция задумалась, как лучше объяснить это своей нежданной спутнице,
- кстати, как тебя зовут?
- Марина.
- Люция, очень приятно. Так вот, ты, в принципе, можешь иногда видеть тех, кто остался там. Но общаться с ними не сможешь, понимаешь? И теперь вопрос – а оно тебе надо?
- Конечно, - горячо воскликнула Марина, - я же скучаю по ним, а они по мне… - она осеклась.
- Вот-вот, они-то тебя не видят. Ты для них умерла. Ну да, обычное дело: тот, кто верит, будет считать, что ты на небесах. Но вот поговорить, обнять – это нереально.
- Все равно, - упрямо сказала Марина, - если такая возможность есть, я ею воспользуюсь.
- Ну, это твое право.
- А тебе можно с ними общаться?
- Как тебе сказать? Иногда да. Я же ангел, служитель. Если у меня есть задание, я буду обязана с ними встречаться в том или ином обличии.
- Ясно, - в голове Марины родился план, - а я…
- …можешь ли стать ангелом? Нет. Клерки Небесной канцелярии никогда не были людьми. Хотя, наверно, здесь все возможно. Попробуй направить запрос Руководству, может и получится.
- Наверняка! – глаза Марины загорелись, и Люция пожалела, что сама натолкнула несчастную девушку на эту мысль.
- Ладно. А теперь, может, что-нибудь поедим?

- Слушай, а все-таки – как стать ангелом?
Люция и Марина брели по широкому проспекту.
- Ты думаешь, я знаю? – Люция пожала плечами, - нас никто не спрашивал. Как-то так вышло.
- Ясно.
- Да не думай ты об этом! Слушай, может, устроить тебя на работу?
- Кем? – улыбнулась Марина.
- А кем ты была… там?
- Танцовщицей.
- Мда… - Люция усмехнулась, - тут как раз… гурий не хватает. Видишь, как все официально.
- А давай я тебе буду уроки давать. Танец живота, например, - глаза Марины зажглись. Люция представила себе танец живота в своем офисе.

Кресла пришлось сдвинуть в сторону.
- Так, тут надо зеркала повесить! – повелительным тоном сказала Марина. Люция обреченно подчинялась.
- А магнитофон есть? А музыка восточная?
Все нашлось. Хотя, если бы не нашлось, было бы удивительно.
- Теперь встань вот так. Да! Плечи разверни!
Марина словно ожила. Люция сняла пиджак и внезапно ее увлекло следование музыке…
- Да, классно! – час занятий дался Люции нелегко. Дыхание перехватывало.
- Ну, это только начало, - Марина довольно улыбалась, - завтра я приду… в три. Договорились?
С этими словами она вышла из кабинета. Люция запоздало подумала, что завтра в три у нее как раз рабочий день, но…


Руслан искренне надеялся, что контрастный душ поможет ему привести мысли в порядок, но в голове по-прежнему был хаос. Хотя, к этому состоянию он успел привыкнуть за последние несколько месяцев. Играть роли и менять маски – дело обычное. Он всегда терпеть не мог фразу «оставаться самим собой». Что это значит – самим собой? Какой он на самом деле?
Подобрав себе одежду из «волшебного шкафа», он двинулся на улицу. «Заграница» встретила его свежим ветром и ярким солнцем. Насвистывая, он пошел по улице, которую окрестил про себя главным проспектом. Удивительно, но навстречу ему совсем не попадались люди. Наверно, все на работе сидят, в душных офисах. А чем он теперь будет заниматься?
- Эй, брат! Подвези до… - Руслан не договорил, но таксист уже кивнул в знак согласия. Ну и Бог с ним, раз кивнул, значит, куда-нибудь да довезет.
Устроившись на заднем сидении, он порылся в карманах в поисках сигарет. Однако, спохватился – тут, наверно, и курить-то нельзя. И откуда б им взяться в карманах вещей, предоставленных принимающей стороной.
- Здесь можно посмотреть новое кино. И поесть, кстати, - таксист кивнул в сторону яркого сооружения, которое как раз проплывало за окнами машины.
- С чего ты решил, что я хочу смотреть кино и есть пиццу? – слегка агрессивно спросил Руслан.
- Просто. Подумалось так. А в принципе – тебе решать. Так куда дальше?
- Здесь выйду.
Руслан вылез из машины, не расплатившись, но, судя по тому, что водитель не стал качать права, это было в норме вещей.
Если не знать, что это Рай, можно было подумать, что он попал в сердце мегаполиса, основная цель существования которого – бизнес. И только. Все здания сплошь были функциональными, офисными. Никаких жилых домов. Неужели все тут номера в гостиницах снимают? Ни тебе киосков со сладкой ватой на улице, ни увеселительных заведений. И самое главное – нет праздношатающихся. Ну и скука.

Руслан зашел в первый попавшийся на пути офис и остановился посреди большого холла. Ничего необычного, все стандартно.

- Вам чем-нибудь помочь?
Ничем не выдающийся из общей массы клерк вежливо улыбался. Руслан захотел послать его к черту, но подумал, что это будет не к месту, хотя… что они могут сделать? Выгнать? Это уже смешно.

- Я тут новенький. Вот зашел случайно. Осматриваюсь.
- Ясно, пожалуйста, если возникнут вопросы, обращайтесь…
- Эй, парень, если очень хочется поболтать, поднимайся! – голос шел откуда-то со второго этажа. Руслан задрал голову и увидел симпатичного мужчину средних лет, одетого, в отличие от большинства клерков, в пуловер и джинсы. Уже хорошо, подумал Рус, хоть что-то похожее на жизнь.

Кабинет пригласившего был похож на квартиру-студию: большой, не разделенный никакими перегородками. Рабочий стол завален открытками, альбомами, исчерканными листами бумаги, а неподалеку – незастеленный диван со свисающим на пол одеялом. Возле дивана уютно расположились тап
    • 0
- Как-то не соответствует… - протянул Рус, оглядываясь.
- Можно подумать, ты все кабинеты видел и не первый день тут, - хмыкнул хозяин, плюхаясь на диван.
- Ты прав, - Рус улыбнулся, нашел свободный стул и сел лицом к спинке, - ты хотел поболтать.
- Нет, - рассмеялся мужчина, - это ты хотел поболтать, а я решил удовлетворить твое желание, а заодно унять скуку.
- Ясно. Думаю, раз ты тут не первый день, все мои вопросы наперечет знаешь. Имеет смысл задавать, или ты в форме свободного рассказа поведаешь?
- Имеет.
- Окей, для начала, как тебя зовут?
- Ой, да на фиг тебе это надо? Мы сейчас поболтаем, ты уйдешь, и завтра с тобой будут общаться совсем другие люди. А про меня ты и думать забудешь. Есть вопрос посущественней?
- Да. Это Рай?
Художник, как окрестил про себя нового знакомого Руслан, расхохотался.
- Ну кому как. Тебе, может, и рай. А вообще – Небесная Канцелярия. Офис. Тут решаются дела небесные и земные, не до эмоций.
В кабинете воцарилась тишина. Художник с интересом ожидал продолжения беседы, а Рус пытался хоть что-нибудь понять.
- Ладно. Что мне тут делать?
- А я знаю? Вероятно, жить. Если это можно так назвать. Сегодня-завтра тебя пригласят на собеседование. Там решишь, чем заниматься. Слушай, а мне вопрос можно?
- Валяй…
- А ты чего ожидал?
Руслан попытался вспомнить, как он представлял себе рай при жизни. Но ничего не смог вспомнить. Оказалось, он даже не думал об этом. И сама перспектива оказаться не дома не существовала в его сознании.
- Ну, сад, птички, гурии… Всего много… - пробормотал он, ожидая нового взрыва хохота. И ошибся.
- Ясно, - со вздохом сказал Художник, - вот все вы так.
- Как так?
- Мыслите стереотипно.
- А ты не стереотипно? – обрадовался намечающему конфликту Руслан.
- Не-а. Слушай, поехали на машине покатаемся? Скучно тут.

Оказалось, за городом есть поле. Дороги. А по ним можно лететь на огромной скорости, не боясь врезаться. Потому что дважды не умирают.
Руслан всегда любил скорость, но та, на которой вел свое авто Художник, его слегка пугала. Он вцепился руками в ручку двери, но постепенно страх ушел, оставляя место эйфории. А все-таки, классно, когда ничего не боишься.
- Нравится? – Художник легко перекричал рев мотора.
Руслан кивнул.
Художник прибавил газу.
- Тогда уж сразу давай взлетать, - негромко сказал Руслан, но Художник услышал и довольно рассмеялся.
    • 0
Сидеть посреди поля после сумасшедшей гонки и пить пиво – это круто.
- Ну, такая жизнь мне нравится, - заявил Рус, опустошая вторую банку из десятка предусмотрительно засунутых Художником в багажник.
- Это ты сейчас так думаешь. Но через пару сотен лет тебе капитально надоест.
- Ты думаешь? Я всю жизнь только и мечтал о том, чтобы расслабиться. Отдохнуть. Не думать о…
- о том, что ты кому-то что-то должен, о том, что девушка тебе отказала лишь потому, что ты – ничтожество.
- Откуда ты знаешь? – Русл удивленно посмотрел на спутника.
- Я же клерк Небесной Канцелярии, - вяло ответил Художник, - мне положено все знать.
- Ясно. А сегодняшняя встреча – часть программы по перевоспитанию? – Руслан внезапно ощутил, что эйфория уходит, уступая место разочарованию.
- Ну сам посуди, на кой ляд нам тебя перевоспитывать. Ты человек, а я – ангел. Это мне положено быть правильным. А ты делаешь здесь то, что хочешь. Просто в рамках законов, установленных Руководством. И все.
- Прикольно.
Руслан снова откинулся на траву, однако ощущение тревоги его не покидало. Впрочем, он к нему уже привык. А впереди не одна сотня лет. Вечная жизнь. С этим надо как-то смириться.

Когда он вернулся в номер, Марина уже была там.
- О, привет! Как прошел день?
- Хорошо, - она улыбалась, хотя в глазах еще стояли невыплаканные слезы.
- Ну, уже хорошо.
Рус улегся на диван в общей комнате и вытянул ноги.
- Что ты думаешь по поводу всего этого?
- Пока не знаю, - уклончиво сказала она, - слушай, я там приготовила ужин. Хочешь?
- Да, было бы неплохо, - есть ему совсем не хотелось, но обижать девушку не хотелось еще больше. Он заставил себя подняться, хотя больше всего на свете ему хотелось уснуть.
Старательно изображая восхищение едой, а на деле почти не ощущая вкуса, он съел всю тарелку, поцеловал Марину в щеку в знак благодарности и рухнул спать.

Его разбудил стук входной двери.
- Кто там? Марина, кто-то стучал! – голос неожиданно громко прозвучал в ночной тишине гостиницы.
- Тише, тише – это я, - Марина присела к нему на диван и успокаивающе погладила по плечу.
Он откинулся на подушку, ощущая вползающий в сердце холод. Снова этот страх, с которым он теперь неразлучен.
- Ты куда-то ходила?
- Да. Не спалось, и я немного прогулялась, - ее голос звучал как-то неуверенно, и Руслан подумал, что что-то не так. Сон как рукой сняло. По всей видимости, и ей спать не хотелось.
- Давай начистоту: о чем думаешь?
- О сыне, - Руслан впервые услышал, что у Марины был сын. Вернее, это она была, а сын есть и по сей день.
- Маленький?
- Четыре года.
- Печально… - он помолчал.
- Еще как. Он там, а я здесь. А вдруг с ним что-то случится? И как ему объяснят, что меня больше нет, - голос Марины дрожал. Внезапно Руслан подумал о своей матери.
- Скажут, что мама переехала на небеса.
- У тебя мама есть?
- Да.
- Ну вот если бы ты без нее остался, тебе каково было бы?
- Я и так без нее остался, - Руслан начинал уставать от этого разговора.
- Нет, это не ты без нее – это она там без тебя осталась.
- Блин, что за философия среди ночи! – он разозлился, скинул одеяло и встал. Марина осталась сидеть на его диване.
- Ты пытаешься защищаться, потому что не хочешь думать об этом. Или себя жалеешь больше, чем тех, кто остался там, - Марина говорила тихо, и ее голос вплетался в хоровод мыслей Руслана. Как всегда, от них у него заболела голова. Но он не перебивал девушку.
- А если завтра у твоей мамы возникнет ситуация, в которой ей будет нужна твоя помощь? А ты ни помочь ничем не можешь, ни прикоснуться, ни утешить! Только стой и наблюдай, как она пропадает! И бейся головой об эту стену!!!
- Там остались те, кто может ей помочь! – он перебил ее, понимая, что сейчас она сделает непоправимое – убедит его в неправильности поступка.
- Но если только ты… можешь ей помочь?... И вот… уже не можешь… - Марина замолчала.
Руслан пожалел, что под руками нет сигарет. Несмотря на переселение, привычка курить никуда не делась. Марина подошла к нему и обняла.
Идиотская ситуация, подумал он, ночь, номер, женщина. И объятия… словно материнские какие-то…
Он сбросил ее руки с плеч и вернулся на диван.
- Спи, пожалуйста, и перестань жалеть меня. И себя. Ничего не изменить. Все, спи.
    • 0
Люция улыбалась. Ее речь произвела именно такой эффект, которого она ожидала.
- В принципе, довольно смелое решение… - сбиваясь, проговорила одна из женщин, сидящих за столом переговоров.
Он сидел, опустив глаза, и крутил в своих тонких пальцах ручку. И Люция не могла понять, что он прячет: усмешку или растерянность. Но могла поклясться, что он встанет на ее сторону.
- Я думаю, это неправильно решение, - вдруг произнес Он. Люция словно упала с небес на землю, хотя это выражение вряд ли когда-либо могло быть применено к ангелу, - но я готов стать экспертом-наблюдателем. И если результат будет положительным, я первым стану содействовать внедрению этой методики….

- Боже мой, сколько умных слов, - она язвительно смотрела на него. Он же спокойно пил кофе из своей любимой чашки и словно не замечал целые потоки стрел, выпущенных в него из уст Люции.
- Я соблюдал кодекс переговоров.
- Ах ну да, - она достала из сумочки зеркало и посмотрела, в порядке ли лицо.
- Тщеславие… - начал он.
- Знаю! Грех! Но мне можно!
- Да? – протянул Он, - с чего это?
- Секрет, - она встала, прошла мимо него, потом вернулась, наклонилась и легко поцеловала в щеку, - до скорого, не скучай.

Сто против одного, он долго смотрел ей вслед, подумала она. Но оборачиваться не стала. Чтобы в который раз не разочароваться.

Ей предстояло довольно сложное задание, но именно сложные задания ей и нравились. Ситуация проста как дважды два: девушка падает на самое дно жизни, и ей – Люции – надо помочь несчастной выбраться. Вопрос «как?» стоять не должен: она – ангел, ей лучше знать.
Люция отряхнула белое платье, которое даже не помялось при перемещении на землю, и шагнула на тротуар.
- Эй, красавица, подвезти? – из такси высунулась бритая голова.
- Ноги есть! - улыбнулась она, но улыбка ее была столь убедительна, что голова исчезла, и такси умчалось. Люция мысленно похвалила себя за правильное решение вопроса и пошла дальше.

В подворотне было темно. Люция шагнула в этот сумрак, заранее предполагая, что ее ждет.
- Девочка, стой! – резкий наглый окрик не был неожиданным.
- Да пошел ты! – она ускорила шаг.
- Смотри-ка, она еще и огрызается! – вслед за ней устремились два подростка. Люция предполагала, что придется драться, но не знала, стоит ли. Ладно, решила она, будем действовать по ситуации.
Бежать было несложно, даром что на ногах босоножки на высоких каблуках. Подростки бежали следом.
- Стой, сволочь!
Люция внезапно остановилась. Перед ней был тупик. Вот и славно, подумала она, оборачиваясь.
- Ага, птичка попала в клетку! – самодовольно ухмылялись подростки.
А ведь симпатичные, - подумалось Люции. Жаль.
- Стас! Прекрати! – позади мальчишек появилась девушка в джинсах и застиранной рубашке, - достал! Быстро домой!
- Сеструха, - огорченно вздохнул один из мальчишек.
- Встретимся еще, шалава, на скользкой дорожке, - пообещал Люции второй.
«Ага», - подумала она.
- Вы уж простите! Испугались, наверно, - девушка шла рядом, испуганно повторяя извинения.
- Не переживайте! Я занималась каратэ, - пошутила Люция, - это Ваш брат?
- Да. Понимаете, они безобидные по сути. Просто в детстве его напугал один алкоголик. И с тех пор он как будто мстит, понимаете? Всех пугает. Вместе со своим придурком другом загоняет людей в тупик. А потом рассказывает, что бы с ними сделал. Простите, ради бога.
- Ради него – прощу, - серьезно ответила Люция, - Вы выглядите усталой. Что с Вами? Неужели так из-за брата переживаете?
- Вы знаете, мне надо идти домой. Простите. – Девушка заторопилась.
- Постойте, - Люция поймала ее за рукав, - мне очень надо с Вами поговорить.
Взгляд ангела сделал свое дело: девушка замолчала, а потом произнесла.
- Хорошо. Пойдемте к нам домой.

Люция пила кофе, а в комнате сидел тот самый подросток и скрипел зубами. Надо ж, какая настырная баба оказалась. Еще и домой к ним приперлась. Никак в милицию пойдет! Вот вляпался.

- Скажите, а кем Вы сейчас работаете? – Люция, казалось, интересовалась из чистого любопытства.
- Сейчас никем. Я окончила технологический, но работу найти по специальности практически нереально. А еще брата учить надо. Пока уборщицей работаю. А так… Знаете, в детстве мечтала стать балериной. Когда была жива мама, она все время говорила мне, что у меня талант. Я ходила в разные студии, а потом все забросила. Папа стал пить, потом умер. Потом умерла мама…

- Слышь, ты, когда ты свалишь? – в дверях стоял брат девушки. Люция усмехнулась.
- Ты чего такой невежливый?
- Стас! – укоризненно воскликнула девушка, - иди к себе .Это моя гостья!
- Не обращайте внимания, - сказала девушка, вытолкав брата из кухни, - это он с виду злой такой. Ведь у него детства-то не было. Бедный мой мальчик..
Раздался звонок в дверь. Девушка ушла открывать.
Люция допила кофе и, подняв глаза на вошедшего, поняла, что надо немедленно уходить.
Парень тоже смотрел на нее остановившимся взглядом.
- Знакомьтесь! Паш, эту девушку мой братец опять напугал.
Девушка не замечала внезапно сгустившейся тишины.
- День добрый, - проглотила комок Люция.
- Здравствуйте. Паша. Надеюсь, этот пацан Вас не слишком напугал. Вы только в милицию не жалуйтесь.
- Даже не думала! – медленно произнесла Люция.
Девушка уже хлопотала вокруг своего гостя.
- Солнышко, будешь обедать?
- Да, - очнувшись, сказал он, - я после смены.
- Садитесь, - Люция встала со стула.
- Ну что Вы, - он отодвинулся, - я постою.
- Я уже ухожу. Мне пора на работу.
- Ой, простите нас еще раз! – огорченно сказала девушка, - минутку. Паша, побудь с гостьей.
Девушка убежала в комнату.
Люция посмотрела прямо в глаза Павлу, и он, не отрываясь, смотрел на нее. Казалось, между ними протянулась нить, которой, увы, не суждено было стать крепкой и вечной.
Люция почувствовала вдруг, как слезы закипают у нее в глазах.
- Все, я вернулась.
Люция поспешно встала.
- Знаете, мне пора. До свидания!
- Я провожу!
Когда девушка вернулась, Павел сидел на стуле, опустив голову на руки.
- Дорогой, что случилось?
- Ничего, - он резко поднял голову и улыбнулся ей, - все в порядке. Устал как собака.
- Давай, поешь, а потом поспишь.
Девушка убрала чашку Люции и вдруг увидела на полу газету.
- Ой, наверно, эта девушка забыла. Паш, смотри!
В газете ярким маркером было обведено объявление: «Требуется танцовщица восточных танцев».


Руслан сидел на берегу пруда и раздумывал, стоит ли купаться. С одной стороны, не жарко. Но с другой, чего бояться в раю? Воспаления легких? Какие дурацкие мысли, подумал он.
Вода оказалась приятной. Почему-то пришло на ум сравнение: как парное молоко. Хотя парное молоко он за свою короткую жизнь так ни разу и не попробовал. И многого еще не сделал. Но про это лучше не думать. Совсем.

- И как? Понравилось?
Руслан вздрогнули и обернулся на голос. На траве, поджав ноги по-турецки, сидела девочка лет десяти.
- В принципе, да, - осторожно сказал он.
- Мне тоже нравится тут купаться.
- А ты кто? Одна из этих?
- Не-а, - девочка встала и отряхнула джинсы, - я как ты.
- А откуда ты знаешь, кто я?
- Это сразу понятно. Поживешь здесь подольше – научишься разбираться. Я здесь уже очень давно.
- Ясно. А как попала?
- Не знаю, - девочка посмотрела в его глаза таким ясным взглядом, что стало ясно – врет, - меня зовут Кристина. Я сама себе придумала это имя. Можно Кристи. Как хочешь.
    • 0
- Понимаешь, историй может быть масса! И какая разница – как, если результат однофигственно один!
- Ну, в целом ты права, - Руслан пытался справиться с тем потоком информации, которые за последние полчаса выплеснула на него Кристи.
- Вот ты – симпатичный парень Руслан, у которого что-то не заладилось там. И вот ты здесь. И неважно, помогли тебе, случайность или ты сам, понимаешь?
- Ага, - он вздрогнул оттого, что десятилетняя девчонка выразила одним предложением все, о чем он так усиленно думал в последнее время. Хотя, десять лет… блин…
- Да не парься ты! – Кристи хлопнула его по плечу, - здесь тоже можно жить. Хоть и вечно.
Некоторое время они шли молча.
- А давай купаться в фонтане!
- Где?!
- В Фонтане на центральной площади. Ну ты же должен был видеть его из окна гостиницы. Туда всех новеньких селят.
- Видел. Но разве там можно купаться?
- А разве тебе кто-то говорил, что нельзя? – хитро улыбнулась Кристи.

Приглашение на какое-то собрание прозвучало как гром среди ясного неба. Он ждал этого, но совсем не в тот момент, когда завалился домой вместе с Кристи после купания в фонтане. Он был мокрый, уставший, голодный и… веселый. А идти в таком расположении духа на официальную тусовку, где предстоит решать, видимо, более чем очень важные проблемы, а особенно думать, чем заниматься дальше. О, нет, больше всего на свете ему не хотелось сейчас думать.

- Давай быстрее! – торопилась Марина.
- Блин, иди тогда без меня! Чего пристала! – огрызнулся он, выбирая рубашку, - тороплюсь как могу.
- Да ты совсем не…
- На фиг надо ссориться? Все равно торопиться некуда, - крикнула Кристи из кухни.
- А эта откуда? Такая умная? – ревниво спросила Марина.
- Шут ее знает, - поминать черта Руслан все еще побаивался.
- Ясно, - Марина сделала строгое лицо, - слушай, девочка, мы тебя здесь оставим, хорошо?
- Без проблем, - Кристи на минутку высунула смеющееся лицо из кухни и снова исчезла.
- Не устрой тут пожар, - крикнул Руслан, - хотя… можешь перебить всю посуду и сжечь гостиницу на фиг. Хоть развлечемся.
- Не бойтесь, все будет хорошо! – неожиданно серьезный тон заставил Руслана и Марину обернуться, хотя они были уже на пороге.
- Мы не боимся, - дернула плечом девушка и вышла из номера.
Руслан подмигнул Кристине и последовал за Мариной.
    • 0
Фотография
неадекватный
17.12.2008, 10:20
талантливо.
конечно, нужно подредактировать немного, но в целом - очень талантливо!!!
Спасибо.
продолжение следует.
редактура будет обязательно. пока идет процесс созидания, а шлифовка - непременна
    • 0
Фотография
неадекватный
17.12.2008, 22:34
И еще, не сочтите за умничанье, но замечу, что язык беден.
Получилось почти как у классика, но это не шутка.
Язык беден, а само развертывание сюжета (не сам сюжет, а метод рассказа)- элементарно слишком, не просто, а элементарно.
все нормально:D
дело в том, что это сценарий. литературный сценарий.
    • 0
Вот кого она не ожидала здесь увидеть, так это Люцию. Впрочем, присутствие знакомого человека добавило ей уверенности в себе.
- Добрый день, - высокий мужчина добродушно улыбнулся и пригласил их сесть за круглый стол.
- Добрый, - пробормотал Руслан. Марина ничего не ответила.
Под перекрестным обстрелом взглядом они сели за стол. Руслан буквально чувствовал, как на нем появляются следы от прицельных взглядов. Что-то никакой вселенской любви от служителей рая он не ощущал.
- Итак, здравствуйте еще раз, - мягкий, но властный голос раздался из динамиков и, понятное дело, говорившего никто не увидел, - Не могу сказать, что мы рады видеть вас здесь. Возможно, вы сами этого совсем не хотели. Однако не будем углубляться в психологию. Сегодня тема нашей встречи – что вам делать здесь дальше.
- А он не лишен чувства юмора, - шепнул Руслан Марине. Она лишь сдвинула брови. Прониклась, что ли, торжественностью момента.
- Я прошу вас внимательно послушать то, что вам предложат наши сотрудники, а также активно участвовать в обсуждении.

Голос стих. Руслан показалось, что установившуюся в комнате тишину можно было разрезать тупым ножом: обволакивающая и противно-липкая.

- Ладно, - хлопнула в ладоши Люция, - думаю, пора поговорить.
- Давайте, - неожиданно громко сказал Руслан. На него мигом уставились несколько пар глаз, в которых сквозило удивление.
- Слушайте, ребята, не говорите мне, что за пару тысяч или даже миллионов лет вы не встречали таких наглых как я. Все, что я вам сейчас скажу, вы уже слышали, не так ли?
- Ну, предположим, - протянул сидящий на самом дальнем стуле мужчина.
- Тогда к чему эта игра в удивление?
- Руслан, ты неправильно понимаешь обстановку, - мягко остановила его Люция.
- Ну, тогда поясни.
- Ну, тогда помолчи чуток, - в тон ему ответила женщина. У присутствующих появились сдержанные улыбки, - каждый из тех, кто приходит сюда – наш новый…
- …клиент, - тихо подсказала Марина.
- Ну, типа того, - улыбнулась Люция, - а мы любим всех, кто приходит к нам. И поэтому мы словно проживаем вместе с вами этот момент. И наше удивление, восхищение и прочие эмоции – искренни и естественны.
- С этим ясно, - Руслан побарабанил пальцами по столу, - а теперь о схеме действий.
- Она проста, - в кабинет вошел Художник, подмигнул Русу, и вальяжно уселся на свободный стул, - семь дней, семь встреч. Только вы и… Вы оба здесь. Каждый день в указанное время сами приходите сюда и обсуждаете между собой и вместе с Ним приходите к ответу.
- За семь дней надо все решить? – с ужасом спросила Марина.
- А по-другому не получится, - пожал плечами Художник.

- Будешь ходить добровольно? – с набитым ртом спросила Кристи.
- Прожуй сначала. А есть выбор? – Руслану не хотелось есть.
- Ну, конечно! Выбор есть всегда…
- Кристи, передай, пожалуйста, соль, - перебила девочку Марина.
Рус выразительно посмотрел на свою спутницу, но она сделала вид, что не заметила.
- Так вот, ты можешь не ходить, но все осложняется тем, что семь дней даны вам обоим.
- В смысле? – удивилась Марина.
- Я так поняла, что у вас прикольный случай – вы оба должны принять решение за семь дней. Если бы, например, у тебя был такой срок, - она кивнула на Руслана, ты мог бы сколько угодно пропускать, не ходить, отлынивать и филонить. Но… - девочка быстрым жестом закинула себе в рот пару кусочков рагу и блаженно зажмурилась.
- Но?
- Но вы в одной связке. А это значит – придется договариваться.
Кристи ухмыльнулась.
Руслану перестало это нравиться.
    • 0
Решив не отлынивать от решения проблемы хотя бы в первый день, он добросовестно пришел в назначенное время в кабинет. Даже чуть раньше пришел. Огромные настенные часы показывали, что Марина опаздывает уже на десять минут.
- Странно, мне казалось, я должен испытывать тут умиротворение, - пробормотал Руслан.
Из динамиков раздался шорох, а потом голос.
- Ну, ты же не в церкви. Здравствуй, кстати.
- Здравствуй. Те.
- Ой, привет! – Марина буквально, влетела в кабинет, - будешь ругаться, что опоздала?
- Не, не буду, - он отодвинул ей стул, - смысла не вижу. Как дела?
- Нормально. Даже отлично.
Динамики кашлянули, и Марина вздрогнула.
- Э-э, может перестанете обсуждать здесь свои личные дела?
- Да без проблем. Как мы должны здесь общаться? Как в программе «За стеклом»?
- Давайте попробуем начать, хорошо?
Голос изменился, стал строже.
Руслан почувствовал, что вряд ли сможет рассказать здесь все, что мучило его в последнее время. Но, видимо, придется.
Некоторое время они молчали.
- Скажите, а что будет дальше? – глупее этого вопроса невозможно было придумать, но Рус не успел остановить Марину. Да и зачем? Каждый здесь имеет право спрашивать что угодно.
- Дальше? Так же, как и при жизни, путь выбираете вы сами.
- А если я хочу вернуться?
- Ты не раз задавала этот вопрос. И причем, прекрасно зная на него ответ. Верно?
Марина промолчала.
- Дело не в том, что этого не хотим мы. Но пойми, чудесного воскрешения не может быть. Разве хоть раз за свою жизнь ты видела такое?
- Нет.
- А вернуться в облике кого-нибудь другого? – Руслана заинтересовал этот вопрос.
- Это реально. Но ведь тогда вы не будете собой! Предположим, ты вернешься в облике некоего мальчика Васи. Ты будешь уже не Русланом, а Васей. Ты родишься, будешь расти, как положено. Тебя будут окружать другие люди. И, в конечном итоге, ты будешь совершенно другим человеком.
- Значит, переселение душ – это… - начала Марина.
- … полная ерунда. Еще одна надежда твоя сломалась, извини, - Голос прозвучал виновато.
- Я и сама понимаю, что хотела бы вернуться именно собой. Иначе вся эта затея не имеет смысла…
- Ну, вот видишь…
- А я совершенно твердо знаю, что хочу покоя, развлечений и чтобы все было по-моему! – Руслан откинулся в кресле назад, - скажете, я попал не по адресу.
- Слушайте, заканчивайте вы верить в сказки, которые сами же сочинили! – Голос прозвучал слегка раздраженно, - это в ваших мозгах рай – все чинно-благородно, а ад – развлекуха. Да по сути, развлечение – не есть грех. И потом – может, я для вас Америку открою, но ада нет.
- Это мы знаем. Ад мы сами себе устроим, если надо… - заметил Рус.
- Короче, теологические споры оставим на потом!
- Ну, почему же! – азартно воскликнула Марина, - может, в это вся суть?
- Ладно, - примирительным тоном сказал Голос, - мы вернемся к этому…
- У нас есть варианты? Как в тестах… - спросил Руслан.
- Нет.
- Ясно. Я думаю, я ясно сформулировал свой запрос. Я хочу покоя.
- Тогда тебе надо определиться, что по-твоему значит покой. И потом понять, сколько ты проведешь в таком состоянии. Пару лет, пару десятков лет, пару сотен лет… пару тысяч…
- Я бы хотела иметь возможность изредка навещать свою семью, - тихо сказала Марина. И Рус почувствовал себя полнейшим эгоистом и ничтожеством: у него самого такого желания не возникало.
- Ты сможешь смотреть, но не присутствовать в их жизни. Это их судьба – дальше идти без тебя. Понимаешь?
- Понимаю. Но ведь у Вас нет детей! Вы не вынашивали его девять месяцев. Да, у Вас весь мир, каждый человек ваш ребенок. И если он – чудовище, Вы скорбите о нем, я понимаю. Но это иное… Я хочу сказать… Я запуталась! – в отчаянии воскликнула Марина, - но мне это нужно! Это мой ребенок! Я не могу его оставить одного! С ним может случиться все, что угодно!
- У него есть отец! – Голос зазвучал строже, но Марина не обратила на это внимания.
- Да, но отец – это не мама…
- Я подумаю, что можно сделать…

- В общем, вот так мы поговорили. Марина расплакалась. Похоже, Бог или кто там говорит его голосом, не знал, что именно ей предложить, чтобы она успокоилась. Знаешь, я ожидал большей строгости, что ли. Типа, я сказал – так и будет.
Руслан сидел на подоконнике номера гостиницы и, свесив ноги за окно 14 этажа, болтал с Кристи. Девочка валялась на диване и грызла сушки.
- А разве не от этого ты сбежал? Не от определенности?
- Ну, прям! – Руслан на секунду представил, каково это – лететь вниз с четырнадцатого этажа. Интересно, он сможет тут разбиться?
- Хоть вкривь, - в тон ему сказала девочка, - к каждому свой подход. Если он сейчас прикажет вам, твоя плакса Марина сначала закатит истерику, а потом смирится. А ты будешь бунтовать, и потом тебя все равно сломают. Спрашивается: на фиг им это надо.
- А что им надо? – заинтересовался Руслан.
- Им надо, чтобы ты сам пришел к мысли, что именно ты хочешь. Чтобы выбор был осознанным, понимаешь?
- Я понимаю только одно: семи дней в таком режиме нон-стоп мне будет мало.

- …Ты понимаешь, он словно все время пытался доказать, что может изменить мир! – Марина эмоционально махала руками. Люция, подустав от интенсивной часовой тренировки, была рада ее разговорчивости.
- В смысле?
- В смысле, он сказал: хочу покоя и чтоб все было по-моему. То есть, он хотел, чтобы весь мир, и этот, в том числе, стал жить по его правилам.
- А ты разве сама не того же хочешь?
- Ну, возможно. Но суть в том, что иногда надо подстраиваться к существующим законам и искать в них лазейки, а не переть напролом.
Люция вздохнула. Марина слишком быстро вникала в суть вещей, и это могло ей навредить.
- А ты как решила подстроиться под обстоятельства?
- Стать ангелом, - просто сказал Марина, - ты же мне поможешь, правда?

Чего-то подобного Люция ожидала.
- Если честно, не знаю, что тебе сказать. Если Он даст добро – конечно, помогу.
- Знаешь, у нас есть конторы, которые помогают составить резюме. Помоги мне составить что-то типа запроса, пожалуйста, - в голосе Марины было столько надежды, что отказать было просто невозможно.
- Ну, хорошо. Значит, резюме, говоришь…
- Но только сначала мы закончим тренировку, - строго сказала Марина.
- О нет! – взмолилась Люция, - мои мышцы! Мне кажется, завтра я буду ходить, не сгибая ног!
- Терпи. Так, все, что ниже пояса – на месте, двигается только верхняя половина тела! Начали!

Марина ушла, а Люция все сидела за столом. Перед ней лежали документы по Руслану и ее негаданной учительнице восточных танцев.
- Все работаешь? – Он зашел неслышно, но она уже давно научилась его предчувствовать.
- Ага. Разбираюсь.
- Не рада, что они тебе достались?
- Ну почему же? Все нормально. Мне даже интересно.
- А по-другому и быть не должно. Мы не имеем права работать без интереса и любви к людям, верно?
Она подняла глаза, ожидая встретить в его взгляде иронию. Но Он был абсолютно серьезен.
- Твои подопечные…. Ты их всех помнишь?
- Да. И каждый из них был интересен.
- А если он совершил там убийство? Или что-то еще более тяжелое?
- Все-таки схема, когда за грехи попадают в ад, была бы проще, верно?
- Ты уходишь от ответа.
- Были у меня и такие. Но и для них приходилось искать новый путь. И не всегда они находили его. У меня есть такие экземпляры, которые до сих пор прошли лишь три-четыре дня. И все. И ныне тянут.
- А что было бы, если бы им разрешили всем видеть друг друга. Без разбору.
- Была бы их земная жизнь. В чем смысл тогда? – Он устало опустился на стул, - если оно работает так, значит – так надо.
- Я иногда пытаюсь определить взаимосвязи: почему Руслан видит и Кристи. И не видит того мужчину, которые попал к нам за пять минут до него. Который умер от цирроза, помнишь?
- Помню. Значит, у них нет ничего общего и им не нужно встречаться.
- А это Решение – объединить дела Руслана и Марины – вообще уникальный случай.
- Для тебя уникальный, - усмехнулся Он, - кстати, что это за затея с танцами?
- Эксперимент, - сказала Люция, опуская глаза, - думаю, это поможет ей справиться с депрессией.
- Приносишь себя в жертву?
- А разве не в этом наше предназначение?
- Скажем так, не только в этом.
Он подошел к ней и провел по волосам.
- Ты не устала?
- Есть немного.
- Приглашаю тебя вечером на прогулку. По мосту. Будем говорить обо всем, кроме работы.
- О нас?
- Можно и о нас, - легко согласился он, наклонился и коснулся губами ее губ, - я пойду, ладно?
- Ладно…
Умение мгновенно переключаться с чувств на работу она приобрела уже очень давно. Но в этот раз сердце защемило словно от предстоящей тоски.
    • 0
«Девочка плакала над сломанной куклой. А дождь все шел и шел».
Люция вела дневник. Это было не обычное описание случившегося за день, но и литературным творчеством это тоже назвать было сложно. Она открывала тетрадь, брала ручку, выключала все, что могло помешать, и просто записывала каждое предложение, которое возникало в голове. Иногда получался сплошной бред, а иногда они причудливо складывались в истории.
После сегодняшней прогулки с Ним хотелось писать о чем-то грустном, сизом, как вечерний туман. Она писала и писала, а за окном сгущались сумерки. И в этих сумерках словно прокручивался сюжет их прогулки.
Они шли по парку. Рядом, но не дотрагиваясь друг до друга. Ветер поднимал с земли какие-то соринки, листья, легкие веточки. Они шли медленно, боясь, что дорожка вот-вот закончится, и им придется разойтись. Никто не оставлял их любви шанса пойти другой дорожкой или хотя бы пройти ее еще раз от начала до конца.
В этой прогулке было что-то от человеческого детства. По долгу службы они знали, что это такое. Но, увы, им не дано было это почувствовать.
Сумерки сменились ночью, которая упала на улицы. Люция отложилась ручку, выключила лампу и задернула шторы. В комнате стояла непроглядная темнота. Почти как в душе. И вдруг где-то на диване замигал дисплей ее сотового телефона. Он прислал смс. Два слова. «Я рядом».


Они сидели уже не первый час. В кабинете становилось душно, тогда сам собой включался кондиционер. А может, не сам собой. Руслан устал, устала Марина, а Голос звучал по-прежнему бодро… Впрочем, в последние минут тридцать он не звучал вообще: на Руслана напало желание высказать все, что накопилось в последние месяцы жизни…
- …все это хрень полная, что можно построить сказку. Нет ее! О чем вы вообще? Надо просто жить! Но иногда ты встречаешь человека, и понимаешь, что, блин, без него уже невозможно… Ты делаешь все, чтобы быть рядом, и при этом постоянно ранишь его, бьешь словами. Зачем? Почему? Вряд ли ты сможешь ответить на этот вопрос!
Руслан уже ходил по комнате, жестикулируя и переходя на крик…
- …ты уходишь от него, потом приходишь, потом снова ударяешься в поиски кого-то другого! А потом, когда он говорит: все, я так больше не могу, вдруг начинаешь себя убеждать, что без него тебе каюк. Что без него не прожить и пяти минут. И вот тут начинается самое страшное: ты строишь себе огромные преграды, пытаешься придумать кары небесные, простите, ешь сам себя поедом! И все то зло, которое выплескивалось на него, теперь выплескиваешь на себя. И сам – сам! – доводишь себя до ручки…
- А родные? – тихо спросила Марина.
- А ты о них не думаешь! – жестоко рассмеялся Руслан, - потому что они категорически не вписываются в твою картинку. Никак! Они просто есть, это было всегда, и для тебя нет ничего удивительного в том, что они живы!
- Господи!...
- А можно меня не поминать каждые полчаса? – ворчливо спросил Голос.
- Уж простите, привычка, - резко ответил Руслан.- Вы же хотели откровенности! Ну, так получайте. Только, честное слово, я не знаю, чем это мне поможет. Вернее, как это мне поможет определиться…
- Руслан, успокойся! – Марина говорила почти испуганно. Он вдруг замолк. Как будто сам испугался своей откровенности. Его качало от разбушевавшегося жестокого безрассудства, накопившегося в душе за долгие месяцы.
- Вы знаете, однажды мы уехали с ней в горы. Вдвоем. Далеко. Чтобы никто не мог нам помешать. Честное слово, вот где я ожидал рая. Природа, небо, мы вдвоем. Мы отключили телефоны, поставили палатку. Мы позволили себе думать только друг о друге. Но уже через два часа вокруг нас словно образовалось облако. Облако непонимания, обид. Мы вспомнили друг другу все, что приносило нам когда-то боль. Мы сами сделали свой рай адом.
- Ты знаешь, все, что ты сейчас сказал – это лишь твои внутренние бури, - холодно сказала Марина, - есть в жизни проблемы поважнее. Ты когда-нибудь думал о том, что у тебя нет ни копейки, а ребенку надо купить молока. Что завтра тебе придется идти на работу пешком. А это почти полгорода. Что…
- Слушай, когда будешь говорить ты, я не буду перебивать! – он сорвался на крик, сразу же остановившись, - прости! Прости, я не это хотел сказать… Просто… в этом-то и вся проблема: никто не видит здесь ужаса. Никто не понимает, что болото затягивает меня, что я тону в нем. Никто! Все ушли в свои повседневные проблемы, а я не могу вылезти из этого…
Руслан заплакал… Марина внутренне содрогнулась, не почувствовав ничего кроме толики презрения… плачущий мужчина – это как-то…. неправильно…
- А что будет потом? – помолчав, спросил Голос.
- Когда – потом?
- Когда ты все-таки достигнешь цели, и этот человек станет твоим.
- Я же сказал: начнется новый виток недосказанного, недоделанного. Потому что приходя к чему-то, мы все ждем сказки, чуда. А его нет! Чуда нет!

- … а потом люди становятся друг для друга предметами мебели, - тихим голосом говорил Руслан Кристине. Марина уже спала, измученная его монологами: она так и не сказала ничего о себе. А он не мог спать. Они сидели с девочкой на кухне на полу, он пил уже десятую по счету бутылку пива, и говорил, говорил… Девочка слушала его, не перебивая, и он уже готов был поклясться, что она мала лишь внешне…Но сейчас это его мало заботило.
-…мы начинаем носить лишь утилитарное значение, блин, не знаю, как правильно сформулировать… и сами думаем лишь о том, как бы использовать друг друга… и что-то теряется, что-то становится незаметным. Мы бежим за этим что-то, пытаемся поймать, кричим: да постой же ты! Но оно ускользает… Безвозвратно…
Перед глазами Руслана проплывала его жизнь. Встречи с людьми, которые сыграли огромную роль в становлении его характера, выборе профессии. Такими правильными словами он вспоминал родителей, друзей, тех, с кем работал. Они двоились, троились в глазах, пытались ему что-то сказать и доказать. Кричали… Кричал и он в ответ, видимо, оправдываясь…

Тихо, не шевелясь, Кристина сидел на полу, гладя волосы Руслана. Он уже давно лежал на кинутой на пол куртке… Хорошо, что его крики не разбудили Марину. Девочка еще немного посидела рядом с ним. Дотащить его до постели все равно не хватит сил. А утром у него будет ломить все тело от ночи на полу… Кристи принесла одеяло и укрыла Руслана. Еще немного подумав, она свернулась калачиком рядом и через несколько минут они спали уже оба.

- Нет, ну скажи, у тебя ведь в жизни всякие разные пьянки были! – весело подначивала Марина. Руслан лишь морщился. С утра он уже получил свою порцию внимания в виде массажа от Марины и подколов от Кристи. Правда, теперь они вроде как поменялись ролями. Нет, массаж, конечно, девочка ему делать не стало, как-то это неправильно было бы, а вот подначки от Марины ему достались в огромном количестве.
- Ну, были!
- Ну, неужели не разу не случалось проспать на полу? Это ты еще Кристину благодари, что она тебя одеялом укрыла, а то замерз бы на фиг!
- Короче, блин! То грызутся, как кошка с собакой, то объединились… Женщины!

Он сделал грозное лицо. Марина и Кристи рассмеялись.

На занятие с Люцией Марина пришла в приподнятом настроении.
- Ну, как сегодня дела? – спросила Люция.
- Вроде, нормально. После вчерашних откровений Руса, это, конечно, странно, но мне стало легче.
- Почему странно?
- Ведь откровения были его, а не мои. Но, слушая его, я словно в каких-то словах слышала себя. А еще я подумала: я не смогу быть настолько откровенной. Ладно, давай заниматься.

Люция танцевала все лучше и лучше. Марина была довольна успехами своей ученицы. Всего-то три дня прошло.
- Наверно, у тебя всегда был скрытый талант. А мы его тут и выявили, - похвалила Марина, - слушай, а дурацкий вопрос можно?
- Валяй, - Люция уселась на стол свесила уставшие ноги.
- А зачем тебе танцы – здесь?
- Не знаю… - покачала головой служительница Рая, - наверно… наверно, просто для себя. Чтобы чувствовать себя способной сделать что-то, что раньше не делала. Чтобы перешагнуть на другую ступень.
- А в образе ангела ты никогда ничего подобного не совершала?
- Всякое было. Но это ж была работа. А тут для себя все. По-другому…
- Ясно.
Они помолчали.
- Сегодня вы идете?...
Люция не договорила, но они обе поняли, о чем речь.
- Да. Наверно. Если Руслан сумеет дотащить себя до кабинета, - Марина неожиданно рассмеялась.

Она никак не могла собрать свои мысли в кучу. Они разбегались. Весь день после вчерашних откровений Руслана Марина готовила себя к тому, чтобы точно также выговориться. Она искренне надеялась, что после этого ей станет легче. Что ее услышат и поймут. И дадут шанс. Но, перешагнув порог кабинета, она почувствовала, что все слова застряли в горле. Почему? Что случилось?

- Проходи, - Руслан вел себя здесь как дома. Он хлопнул рукой по стулу, словно приглашая разделить с ним одиночество кабинета.
- Привет, - здесь они словно становились иными, не самими собой. И говорить было труднее, чем за пределами этой комнаты.

- Я сегодня хотел вам обоим задать один вопрос. Который, возможно, покажется совершенно идиотским, - Голос звучал вяло и скучно, - вы как себе представляли рай?
- Местом, где понимают, где все так, как хотелось бы. Где тепло, есть… - Марина сбивалась.
- Гурии, птички, природа такая, чтоб пляж, море, все дела… Но никак, простите, не это. Я Вас не обидел?
- Не переживай, не обидел.
- А к чему этот вопрос? – спросила Марина.
- К тому, всегда ли случившееся совпадает с вашими ожиданиями. И как к этому относиться, если не совпало…
- Как на сеансе у психотерапевта, - пробормотал Руслан.
- Мне кажется, в нашем случае неважно, каков этот ваш рай. Дело в другом: мы не хотели сюда так рано, - тихо сказала Марина.
Руслан хотел сказать «кто как», но не смог. Вероятно, оттого, что вдруг почувствовал, что согласен с Мариной. Но…. Тогда все, что он делал до этого момента – ошибка.
Он обхватил руками голову и застонал. Марина словно и не удивилась.
- …У меня было довольно много планов. И если я иногда и думала о том, что могу умереть так рано, я не воспринимала свои мысли всерьез.
- Но ведь ты в последние месяцы много думала о том, чтобы оставить все и уйти…сюда.
- Это было лишь в порыве отчаяния. И никогда бы этого не сделала. У меня ребенок. Как он там? Что с ним? У меня сердце болит за него! Хотя, теперь я не знаю, есть ли оно – сердце. Или я бесплотный дух…. Я ничего не знаю… - Марина заплакала.
- Я ничем не могу тебе помочь. Извини… - Голос был сух.
Руслан взял Марину за руку и вывел из кабинета.
Они побрели по улице. Вокруг них словно образовалась непроницаемая стена. Они отгородились от всех в своей беде – беде невозможности что-либо изменить.

- Что ты пишешь? – Руслан попытался заглянуть, над чем все утро сидит Марина, но она поспешно прикрыла бумаги рукой.
- Неважно.
- Ну и ладно. Захочешь – расскажешь.
- Ну ладно… - Марина немного подумала и протянула Русу листок.
- Запрос на… должность ангела?! – он удивленно посмотрел на девушку, - зачем это?
- Понимаешь, мне Люция…ну та, с которой мы занимаемся танцами…
- Отлично, ты еще и танцами занимаешься? – Руслан сел на диван, - ага, дальше…
Марина окончательно стушевалась.
- В общем, тебе о чем сначала?
- Сначала об этом, - он показал на листок.
- Люция сказала, что ангел имеет право общаться с теми, кто жив. Что иногда им дается задание и они отправляются на землю. Понимаешь?
- Кажется, да.
Они замолчали.
- Тебе помочь? – наконец спросил Руслан.
- Умеешь составлять резюме? – улыбнулась Марина.

Сидеть в райском ресторане было непривычно.
- Слушайте, мы прям как семейка какая-то, - Кристи где-то прогуляла весь день, и сейчас была голодна.
- Ешь медленнее, а то как будто сто лет не ела! – строго сказала Марина.
- Да ладно тебе! – протянула девочка, - если я сказала про семью, это еще не значит, что ты стала моей мамочкой. Так, а где салат?
- Так что там с танцами? – вспомнил Руслан.

Люция со своим Спутником приходили в этот ресторан каждый месяц. Один раз. Но этот вечер был только их. Они садились в самый дальний уголок в ВИП-кабинку и, отгородившись от всех, проводили несколько часов вдвоем.
- Так что там с танцами? – вспомнил Он.
    • 0
- …Мне кажется, Люция давно мечтала о том, чтобы заняться чем-нибудь кроме работы... – Марина говорила с таким азартом.
- … А здесь ей больше заняться нечем. К тому же ощущение полезности для кого-то поможет ей быстрее встать на ноги… - Люция пыталась убедить Его, и себя заодно.
- …Ты понимаешь, она спряталась за своим имиджем строгого сотрудника…
- …И только в ощущении полезности для кого-то она может раскрыться…
- …Здесь все пропитано каким-то запахом неестественности…
- А когда человек сам с собой наедине, он способен на большее…

- Все ясно, - усмехнулся Он, - я бы очень хотел посмотреть, что у тебя получается.
- Увидишь, - загадочно улыбнулась она.

- Все ясно, - улыбнулся Руслан, - я рад, что у тебя все получается.
- А можно я тоже пойду к тебе на танцы? – с набитым ртом спросила Кристина.
Руслан с Мариной переглянулись и рассмеялись.

Кристи убежала по делам, а они остались еще немного посидеть. Играла ненавязчивая музыка. И потом – им не хотелось обсуждать вопрос ангелостановления, как этот процесс назвал Руслан, при девочке.
- А прецеденты были?
- Не знаю. Люция сказала, что можно попробовать обратиться. Но результат не гарантирован.
- А что будет, если не получится?
- Не знаю… Буду искать другой вариант. Но я не смогу просто сидеть сложа руки. Должны быть варианты, безвыходных ситуаций не бывает, - с жаром сказала Марина.
- Не бывает, - эхом повторил Руслан, - знаешь, а ведь они бывают… эти самые…безвыходные ситуации…
- У кого как. У меня не бывает.
- Ты, наверно, сильнее меня.
- Да не в этом дело. Ты знаешь, я глубоко верующий человек. И мой муж… он тоже верит в Бога. Но мы сторонники того, что надо надеяться в большей степени на себя. И использовать все варианты.

- Слушайте!!! Нас выселяют из номера!!! – к их столику подбежала запыхавшаяся Кристи, в ее глазах было искреннее удивление.

- Послушайте, ребята, все нормально! – Люция пыталась их успокоить. Но оставаться спокойными, когда по номеру, к которому ты уже успел привыкнуть, ходят люди и собирают твои вещи, было сложно.
- Блин, да мы сами можем собрать свои вещи! Просто объясните, что делать дальше! – взорвался Руслан.
- Ничего. У нас порядок такой, - Люция выглядела слегка измотанной. В этот момент она была очень чужой для Марины: такой же сотрудник этого непонятного бизнес-центра, как все остальные.
- В смысле?
- В смысле, сейчас вещи ваши соберут и проводят в другой номер. Скорее всего, это будет дом немного в другом месте. Это слегка незапланированное событие, поэтому прошу набраться терпения.
- А что случилось-то? – заинтересованно спросила Кристи.
- Не имею права объяснять, - сухо ответила Люция.

Буквально через час Руслан, Марина и Кристи раскладывали вещи уже на новом месте.
- Так, вон та комната наверху – моя! – распорядился Руслан.
- Да без проблем, - казалось, Марину вообще не занимает вопрос переселения.
Девочка уже успела оббежать весь дом и выбрала комнату на первом этаже.
- И все-таки, что случилось? – Руслан присел на корточки перед Кристи, - колись, девчонка, ты всегда все знаешь!
- Хочешь все узнать – посети столовую в бизнес-центре.
- Но раньше мы никого там не встречали! – вскинула голову Марина.
- А сегодня встретите! – девочка сделала наивные глаза.

Марина сидела на кровати, поджав ноги. Уже битый час к ней никто не решался подойти. Она молчала и плакала.
- Слушай, - сделал еще одну попытку Руслан, - ну перестань! Ты все равно ничего не изменишь!
- … Там дети, люди, им страшно, они ничего не понимают… - Марина бормотала как в бреду.
- Марин, расслабься! – Кристи села рядом. – Такое бывает.
- Но этого не должно было быть…
- ты говоришь картинными фразами, как в кино, - поморщился Руслан, - скажи это тем, кто подкладывал бомбу в метро. Хотя, может, когда ты станешь ангелом, ты сможешь их наказать, не знаю.
- Успокойся, Марина, они не первые, кто попадают сюда в таком массовом порядке. Такое бывает. И это жизнь. И смерть. И не нам это менять.
- Почему не нам?! – Марина подняла глаза, и Руслан облегченно заметил в них стихание истерики.
- Потому что мы уже умерли. Что мы можем отсюда? Да ничего! – девочка вытерла Марине слезы.
- Среди них мог оказаться мой сын. Да и те дети – они тут и им страшно. Некоторые здесь без родителей! Их там ждут, но они никогда не вернутся.
- И ты не вернешься. И я… Но нас все равно будут ждать. Такова природа человеческая.
- Знаешь, что самое страшное во всем этом? – Марина встала, - что никто ничего не может поделать. Что смерть необратима. Что никто ничего не может изменить!

- Ты с ума сошла??? У нас и так целых семь дней. Я уже задолбался! Я устал!
- Я не пойду! Не хочу!!! Надоело! Ни к чему это все не ведет! – Марина вела себя агрессивно, и Руслану было не по себе. Но пофигизм взял верх над приличиями.
- Слушай, сделай это хотя бы ради меня! Неужели такое бесцельное существование как сейчас тебе нравится?
- Да, - слова прозвучали как вызов, - нравится! Я знаю, к чему и куда я иду. Так что…
- Ну я не знаю. А без тебя мы не перейдем эту ступеньку! Ну, Марин…
- Нет.
- Слушай, иди один, - Кристи подтолкнула Руслана к двери, - иди. Может, тебя послушают.
Руслан постоял несколько секунд, а потом вышел, хлопнув дверью в сердцах.
Марина с Кристи переглянулись и… расхохотались.
Смех у Марины перешел в истерику, и Кристи пришлось идти на кухню за водой. Вернувшись в комнату, она обнаружила женщину сидящей на полу.
- Ну, блин, чего раскисла! – девочка недовольно подала ей стакан.
- Слушай, а ты как сюда попала?
- Не хочу рассказывать! – Кристи провела по глазам ладонью, словно отодвигая какую-то пелену.
- Ну и не рассказывай. А я…
- И слушать чужие истории тоже не хочу, - предупреждая откровения Марины, сказала девочка.
Марина не нашлась что сказать на откровенное хамство Кристи. Не зная, что делать, она встала с пола и вышла из дома. Девочка усмехнулась.
Через несколько минут Марина обнаружила, что стоит перед дверью в кабинет. Словно кто-то привел ее сюда за руку. И не было сил сопротивляться этому «кому-то».
«будь все проклято!» - подумала женщина, открывая дверь в кабинет.
    • 0
- Вот и славно, - произнес Голос удовлетворенно.
Руслан молча наблюдал за хмурой Мариной. Она прошла по кабинету и села на самый дальний от него стул.
- О чем сегодня разговор? Опять о непонятных и ненужных никому воспоминаниях? – резко спросила она.
- Ты резюме принесла? – учтиво поинтересовался Голос.
Марина вздрогнула.
- Ты…! Ты ему рассказал???
- Ничего я ему не рассказывал! – взвился Руслан.
- Спокойно. Пора бы привыкнуть, что ваши действия для меня загадкой не являются. Так принесла?
Марина молча достала из кармана сложенный вчетверо листок.
- Читай.
- Марина, 30 лет. Замужем… Спокойная, общительная, исполнительная, добросовестная…
Марина сбилась…
- Чего ты? – удивился Руслан.
- Как-то глупо звучит, если честно, - Марина пожала плечами, - я вот хотела спросить: а что нужно для того, чтобы стать ангелом?
- С этого надо было начинать, - проворчал Голос, - но, к сожалению, я тебе ответ не дам. Каждый случай уникален. Понимаешь, у нас еще не было ни одного человека, ставшего ангелом. Поэтому я не могу дать тебе совета. Я могу просто рассмотреть твою кандидатуру. Однако мне для этого понадобится только одно.
- Что? – с надеждой спросила Марина.
- Эссе на тему «Почему я хочу стать ангелом», - тихо сказал Руслан.
- Точно!
Марина и Руслан вздрогнули от внезапного повышения тона.
- Принесешь – поговорим.
- Я могу сказать прямо сейчас. До недавнего времени мне казалось, что я хочу стать ангелом только с одной целью – быть поближе к своему сыну. Но теперь мне, наверно, хочется иметь возможность что-то изменить! Я не могу смириться с неизбежностью. Это глупо – быть Богом или ангелом и допускать такие ужаснейшие вещи как убийство ребенка.. Я хочу что-то делать, чтобы эта дурацкая вечная жизнь, которая нам досталась, перестала быть дурацкой, - Марина встала и начала ходить по кабинету, - когда-то давно мы с мужем снимали квартиру. Тогда наш сын только родился. И как-то я ждала мужа с работы. Было почти утро, муж много работал тогда. Сын спал. А мне не спалось. И я встречала рассвет. А на соседнем балконе стояли двое и курили. Парень и девушка. А потом ушли обратно в комнату…
- Ты подсмотрела случайно финальные кадры любовной мелодрамы? – иронично спросил Руслан.
- Нет, - Марина досадливо отмахнулась от него, - это жизнь, понимаешь. Это кусочек такой реальности, и вот из таких кусочков складывается вообще все. И я не могу променять ту жизнь на вечную, но глупую. И ангелом я могу хоть как-то прикоснуться к тому, что было на земле.
- Твой запрос понятен, - сухо сказал Голос.
Марина осеклась. Видимо, она ожидала чего-то другого, восторженного возгласа, согласия, немедленного решения, но только не этого сухого ответа.

Люция закрыла дверь кабинета, поставила кассету в магнитофон, сняла пиджак и включила музыку. Восточные мелодии сразу заставили двигаться. Она попробовала вспомнить те движения, которым ее научила Марина, и поймала себя на мысли, что у нее получается. И, кстати, довольно неплохо.
Как Он вошел в кабинет, она даже не заметила. Лишь почувствовав Его руки на своих плечах, она краем сознания успела подумать, что он должен был посмеяться над ней. Но, захваченная страстью, потеряла эту мысль.
Он поднял ее и посадил на стол. Люция вдруг подумала, что только она знает его вот таким – страстным, сумасшедшим, нежным. Для всех остальных он ироничный, слегка грубоватый и равнодушный к другим. И только ее волосы он перебирает пальцами, только ей шепчет нежные слова, только ей улыбается как десятилетний мальчишка, впервые признающийся в любви. От сознания своей уникальности у нее кружилась голова.

- Как ты думаешь, как решится дело Марины? – Люция успела привести себя в порядок и теперь стояла у окна, наблюдая за Ним. Он развалился в мягком кресле и отдыхал, закрыв глаза.
- Понятия не имею, - Он словно мурлыкал, - слушай, не задавай сейчас этих вопросов.
- У меня мозги легко переключаются с секса на работу, - засмеялась она.
- Представляешь, что бы сейчас подумали наши подопечные. Ангелы в Раю занимаются сексом. Ужас!
- Да, у них много стереотипов.
- Во-во, и это является огромной проблемой Марины. И поэтому понять и принять ответ ей будет очень сложно.
- Видишь ли, - осторожно начала Люция, - мне кажется, ее просьбу можно и удовлетворить. Ну, не совсем по стандартной схеме.
- Что ты имеешь в виду? – Он открыл глаза и резко поднял голову. В его голосе прозвучала сталь.
- Я думаю, можно попытаться помыслить нестандартно и придумать что-нибудь.
- Не забивай себе голову этим, - Он снова закрыл глаза, - все это бесполезно. Полгода – и она успокоится. Потом найдет себе занятие и все будет отлично. Мы уже проходили это, уж ты-то должна это понимать.
- Должна… - вздохнула Люция.
- Эй, девочка моя, - не открывая глаз, Он похлопал по своей коленке, - иди сюда и перестань думать об этом. Давай еще немного побудем вместе.

Руслан бродил по дому, в который их переселили, и чувствовал себя абсолютно ненужным здесь. В гостиничном номере он уже почти было стал другим человеком. Словно изменив кое-что вокруг, он изменил и внутренний мир. А здесь – снова дом, снова чердак. Повинуясь какому-то неясному стремлению, он выбрал комнату на верхнем этаже. Так было и в том доме, где он провел последние часы своей жизни.
Руслану показалось, что все предметы стали двоиться. Он выбежал на улицу, стремясь как можно скорее оказаться подальше от этого проклятого дома. Может быть, можно попросить о переселении.

- Эй, брат, ты куда? – его остановил окрик Художника. Руслан остановил и увидел, что его давний знакомый сидит на бортике фонтана с удочкой.
- Ты что тут делаешь? – удивленно спросил Руслан, чувствуя, как тяжесть на сердце отпускает.
- Рыбу ловлю. Не похоже?
- Это понятно, - сбился Руслан, - и как? Клюет?
- А то! – восхищенно ответил Художник, - присаживайся. Не бойся, эту рыбку разговорами не спугнешь.
Руслан сел на бортик фонтана и уставился в воду. Она была абсолютно прозрачной и без единого намека на рыбу.
- Да ладно тебе! – хлопнул его по плечу Художник, - не пытайся ничего понять. Просто расслабься!
- Ага.
Руслан потряс головой, пытаясь отогнать наваждение: ангел ловит рыбу удочкой в фонтане посреди площади. Центральной площади Рая.
- Думаешь, сетью было бы эффективнее? – спросил Художник.
- Н-не знаю, - Руслан расхохотался, - слушай, это бред.
- А разве все, что ты видишь здесь – не бред? Не твой бред?
- Не вгоняй меня в депрессию. Я и так мало что понимаю. А тут еще ты, - Руслан снял обувь и опустил ноги в воду, - твоя рыбешка меня не цапнет?
- Смотря, что ты ей предложишь – свои малоаппетитные ноги или что-нибудь повкуснеею
- И часто тут у вас такое происходит? Я имею ввиду эту … рыбалку.
- Обычно этим занимаюсь только я. Мне тут скучно. И я пытаюсь хоть как-то развлечься.
- Ясно. И как получается?
- Когда как, - Художник потянулся и встал с бортика, - ну ладно, на сегодня хватит.
- Ты куда?
- Пойду прогуляться. Хочешь со мной?
- А можно?
- Давай. Только помоги мне собрать эти чертовы удочки.
- Ты ругаешься ЗДЕСЬ? – изумился Руслан, - ты хотел сказать…
- Я хотел сказать то, что сказал – эти ЧЕРТОВЫ удочки меня достали.
- А я все боялся, буквально, сдерживал себя изо всех сил. Так тут что, даже материться можно?
- Эй-эй, полегче! – Художник остановил его, - материться тут нельзя…(помолчав) моя нежная психика этого не вынесет.

Руслан и Художник брели по улицам мегаполиса.
- Хоть бы один киоск с мороженым. Жарко, блин, - Руслан вытер взмокший лоб.
- Да, иногда тут бывают такие деньки.
Из-за угла вывернула Продавщица мороженого, неся свой товар в ящике с ремнем через плечо.
- Ничего себе! Как в сказке – загадаешь желание и оно сбывается! – восторженно сказал Руслан.
- А ты что, раньше этого не знал? – удивился Художник, - эскимо, пожалуйста.
- Неа! Знал бы – воспользовался, - Руслан заглянул в коробку, а потом поднял глаза на симпатичную девушку.
- Бери мороженое и пошли дальше. Это стандартный сотрудник системы сервиса. Вряд ли тебе светит роман с ней.
Руслан взял стаканчик и еще раз улыбнулся Продавщице.
- Вот ты, блин, всю романтику сломал мне!
Он поглядел вслед девушке, вздыхая.
- Лучше я тебя предупрежу сразу.
- А что бы вышло, если б я попробовал?
- Ну, как минимум получил бы по морде, - усмехнулся Художник.
- Напугал! Такое и на земле случалось! И ничего, жив!
- Ага, жив! – расхохотался спутник Руслана. Оценив нечаянный каламбур, рассмеялся и сам Руслан.
- Ты хоть расскажи, как у вас там дела?
- А хрен его знает! Дали семь дней на обсуждение. До сих пор толком понять не могу, обсуждение чего.
- А это ты только в конце поймешь. Так всегда.
- А что будет, если мы не решим ничего за семь дней?
- Во-первых, это невозможно. Такого раньше никогда не бывало. Во-вторых, пока эти семь дней конструктивно не пройдут, так и будете болтаться в своем непонятном состоянии. Вот скажи мне, ты сейчас куда идешь?
- Не знаю, - пожал плечами Руслан, - ты ж меня куда-то ведешь.
- Да нет! – воскликнул Художник, - в принципе… Блин, вот ты непонятливый! Зачем ты все эти дни тут находишься? Для Чего?
- Так откуда ж я знаю?
- Ну вот! А через семь дней ты будешь это знать!
- Может, тогда просто не напрягать мозги, если я при любом раскладе буду это знать? – пробормотал Руслан.
- Ну, не напрягай, - легко согласился с ним Художник, - действительно, лучше наслаждайся моментом.

С прогулки Руслан вернулся отдохнувшим, но не успел он войти в дом, как на него обрушился ураган. Марина и Кристи поссорились.
- Это невозможно! – кричала Марина, - зачем ты брала мое платье?
- Просто хотела померить! Что ты так орешь?
- Тебя не учили в детстве, что нельзя брать чужие вещи!
- А я и так в детстве, - парировала девочка, - ну, подумаешь, что с ним случится!
- Меня это раздражает. Мое это мое! И я бы не хотела ни с кем делиться своими вещами, тем более, без моего на то разрешения.
- Да, пожалуйста! – почти со слезами в голове девочка выкрикнула последнюю фразу и побежала вверх по лестнице.
Руслан проводил ее взглядом, оценивая масштабы катастрофы. А ведь с этими двумя фуриями ему жить. Женщины, блин, что одна, что другая, даром что маленькая.
- Я хочу, чтобы она переехала! – сказала Марина, обращаясь к нему, - в конце концов, мы начинали жить одни. И потом ты ее сюда привел. Зачем?
- Да что ты к девчонке прицепилась? Это ребенок! – попытался успокоить ее Руслан.
- Я никогда не любила, когда трогали мои вещи, - Марина села на диван и глубоко вдохнула. – Ладно. Я поговорю с ней, - Руслан начал подниматься по лестнице, но внезапно у него закружилась голова.
- Марин! – язык не слушался, - Ма-а-рин…
Марина не поняла, что случилось: Руслан вдруг начал падать. Она не успела добежать до него. Тяжелым грузом он рухнул на пол.
- Кристи!!! Кристи!!!
Девочка метнулась из комнаты Руслана и пулей слетела вниз.
- Руслан! Что с тобой! – она била его по щекам.
- Осторожнее ты! – Марина ударила ее по рукам, тут же пожалев об этом: это ведь ребенок.
- Да так всегда делают! Воды принеси!
Марина быстро принесла стакан воды и побрызгала на лица парня. У Руслана задрожали веки и наконец он открыл глаза.
- Ну, напугал, блин! – девочка шумно вздохнула, - ты как?
- Лучше. Голова закружилась просто.
- Ага. И в обморок шлепнулся. Не делай так больше.
- Постараюсь, - пытаясь пошутить, ответил Руслан, чувствуя, как способность двигаться возвращается.
- Тебе помочь?
- Кажется, да.

Сидя на диване, Руслан почувствовал, как его клонит в сон. Да что с ним такое?
- Может, вызвать врача? – шепотом спросила Марина, глядя, как Рус просто свалился на бок и задышал ровно.
- Как ты думаешь, на фига он нужен в раю, - также шепотом спросила Кристи.
Девушка и девочка посмотрели друг на друга.
- Знаешь, мне жаль, - первой нарушила молчание Марина, - я в конце концов старше и должна быть…
- …умнее, - с детской непосредственностью подсказала Кристи. Марина смешалась.
- В общем, не переживай. Я поняла. Все нормально. Если мы еще раз поссоримся, я постараюсь найти себе другой дом. Места тут много, так что… сможем ходить друг к другу в гости.
Девочка стала подниматься по лестнице. Марина смотрела вслед маленькой фигурке.
- Кристина, а где твоя мама?
- У меня нет мамы, - не поворачиваясь, ответила девочка.
«У меня нет мамы», - наверно так отвечает ее маленький сын тем, кто спрашивает про Марину. «У меня нет мамы, у меня нет мамы», - стучало в висках девушки. Она закрыла ладонями уши, словно пытаясь отгородиться от этого кошмара, но ничего не получилось. «У меня нет мамы!» - словно крикнул ее маленький сын, и этот крик прозвучал как призыв о помощи.

Марина сорвалась и побежала вверх по лестнице. В какую комнату вошла девочка? Распахнув почти все двери, она нашла ее в комнате Руслана. Кристи сидела в уголке, поджав ноги. Она выглядела маленькой и беззащитной. Марина подбежала, упала на колени и крепко обняла девочку. Слезы сами текли по щекам, и они понимала, что видит сейчас в Кристи не веселую и слегка дерзкую девчонку, а своего ребенка. Но и этой девочке нужна мама…

- Я хотела бы знать, что именно мне надо сделать для того, чтобы получить статус ангела? – голос Марины был твердым.
- Пока твой вопрос не решен, - отчеканили динамики.
- А когда он может быть решен?
- После окончания ваших семи дней.
- Но я уже приняла решение: я буду ангелом. Для чего мне еще семь дней?
- Чтобы смириться, что ты им не будешь, - внезапно сказал Руслан, молчавший до этого момента.
Голос в динамиках закашлялся.
- Ты что, еще ничего не поняла? – Руслан встал и взял Марину за руку, - пойдем отсюда.
    • 0
- Что случилось? – Марина пыталась остановить его, но он почти бежал по улице.
- Ты не находишь, что мы занимались полной ерундой. Мы уже пять дней тут торчим. А сдвинулись хоть на шаг?
- Да, я нашла вариант как вернуться домой!
- Но это ты САМА нашла! И пришла к нему отнюдь не на этих… сомнительных встречах.
- Ты что!
- Лично мне эти беседы с Всевышним ничего не дают. Про него говорили, что он знает и понимает все! Но я не чувствую себя понятым.
Они остановились и теперь стояли друг против друга, словно собираясь драться. Марина опустила взгляд первой.
- Я не приду сегодня домой, - Руслан погладил ее по волосам, - все будет хорошо. Я думаю, Ему не останется ничего другого кроме как удовлетворить твою просьбу. Или… или мы найдем другой выход. Ты иди домой, ладно?
- Мне не нравится этот дом, - призналась Марина.
- Мне тоже, но…
- Я пойду сейчас к Люции. Я думаю, она сможет что-нибудь сделать, чтобы нас сегодня же переселили, - Марина обрадовалась этой внезапно пришедшей мысли.
- Отлично! – Руслан попытался улыбнуться.
- Тогда жди меня через час у фонтанов, хорошо?
Марина уже бежала в сторону бизнес-центра.

Оставшись один, Руслан почувствовал пустоту. Не зная сам, куда идти, он просто побрел по дороге. Мимо него прошел один человек в обычной одежде, затем еще один. Что это? Рус остановился: вокруг было слишком много людей. Когда они только попали сюда, ему казалось, что они с Мариной здесь вдвоем. Ну, сотрудники всякие, офисные типа ангелы – это не счет. А теперь появились и ему это показалось странным.
- Простите, Вы не подскажете, куда тут можно сходить прогуляться? Всю жизнь, знаете ли, мечтал посвятить несколько лет прогулкам, - к Руслану подошел старик с палочкой. Трясущиеся руки, но улыбающееся лицо.
- Н-не знаю, - выдавил из себя Руслан и бегом бросился от него.
Сам не зная как, он очутился в том месте, где когда-то встретил Кристину. На ходу срывая одежду, он бросился в воду. Холодная вода обожгла тело. Он плавал до изнеможения, словно стремясь устать и уйти на дно. Каждый раз ныряя, он думал, что вот сейчас было бы классно просто утонуть. Но в раю невозможно умереть! Невозможно! А жаль!
Если б он знал, что все будет вот так, вряд ли он бы он сюда попал так рано. ДА за каким чертом сдалась ему эта вечная жизнь!
Подходя к дому, он искренне надеялся, что Марине удалось уговорить Люцию переселить их. Этот дом слишком напоминал тот.
Открыв двери, он остановился: туда-сюда бегали веселые Марина и Кристина, словно той ссоры вчера и не было!

- О, заходи! Слушай, белки взбивать умеешь?
- Белки чего делать?
- Взбивать! О боже, неужели ты никогда не готовил торт? – Марина удивленно посмотрела на него.
- Ну, знаешь ли, не приходилось, - Руслан машинально взял миску и огляделся. – А что у нас тут происходит?
- Представляешь, оказывается у Кристины сегодня день рождения!
- Круто! – Рус усмехнулся, - а что ж она молчала?
- Ну… - Марина замялась, - вчера она мое платье мерила именно для того, чтоб на праздник попросить его. А я налетела. А вот сегодня выяснилось…
- Ага, ясно, - Руслан вернул миску Марине, - ну тогда давайте готовиться. Чем могу помочь? Только предупреждаю сразу: взбивать белки, месить тесто и украшать торт розочками – это не по моей части.
- Шарики развесь! – крикнула пробегающая по верхнему этажу Кристи.
- Вот эти? – Рус увидел лежащую на диване упаковку разноцветных воздушных шариков.

- А кого мы ждем в гости? – Марина посмотрела на веселую Кристину.
- Да кого ту можно ждать-то? Я позвала Люцию. Она сказала, что приведет кого-нибудь с собой. Вот и все гости.
- Отлично! Как раз поговорю с ней о переселении, - обрадовалась Марина.

- Слушай, может, все-таки, пойдешь со мной? – Люция умоляюще посмотрела на Него.
- Нет. Не хочу, правда. Шумный праздник, люди… Мне там совершенно нечего делать. И потом, не забывай, это ты с Мариной дружишь. А я с ними общаюсь лишь по долгу службы..
- Мне будет там грустно без тебя.
- Да брось, - он поднялся со стула и подошел к окну, - ты взрослая девочка. Развлечешься. А у меня много работы.
- Почему ты не афишируешь наши отношения? Мне бы хотелось больше бывать с тобой в обществе?
- В обществе кого? – он повернулся к ней и снисходительно посмотрел на всегда такую невозмутимую Люцию.
- Да кого угодно!
- Всем нашим абсолютно все равно, а люди меня толком не знают. Зачем? Что и кому ты хочешь доказать?
- Я хочу, чтобы все видели нашу любовь! Хочу, чтобы о нас сплетничали, чтобы считали парой!
- Мне кажется, это глупо! - он побарабанил по стеклу ухоженными пальцами, - по большому счету, все друг к другу равнодушны. А быть лишь темой для пересудов – увольте.
- Ты слишком правильный! – Люция поняла, что уже не переспорит его, но вдруг ей захотелось высказать ему все, что столько времени копилось в душе, - ты…. Ты сам равнодушен к нашим отношениям.
- А что плохого в равнодушии? Ровная душа… душа не болит, не страдает. Душа просто живет.
- А любовь – это когда душа … переживает! Когда она чего-то хочет!
- А кто говорит о любви? – поднял он брови.
- Ясно… Ну хорошо, пойдем тогда хотя бы ради меня.
- А кому это нужно кроме тебя? – Он обернулся и посмотрел на нее ледяным взглядом.
- Никому. Только мне.
Он пожал плечами.
Люция вышла из кабинета.

- С днем рождения!
Кристи захлопала в ладоши, сумев в первого раза задуть все свечки на мастерски приготовленном Мариной тортике.
В гостиной играла музыка, Люция пришла с Художником, который преподнес девочке большую красивую книгу.
Руслан сидел на диване и пил коньяк.
Марина хлопотала, подавая очередное угощение и успевая ободряюще улыбнуться девочке.

- Так вот, насчет переселения, - Люция выловила Марину между кухней и гостиной, - думаю, я сумею это устроить. Но только завтра, ок?
- Конечно! Руслан, слышишь? Люция поможет нам переселиться!
Руслан через силу улыбнулся и кивнул.
- Чего грустишь? – Художник хлопнул его по плечу, - смотри, как красива твоя маленькая подружка. Она радуется моменту!
- Не грущу. Устал просто.
- Уже устал? – Художник упал рядом на диван, - э, брат, рановато. У тебя же впереди вечная жизнь.
- Слушай, а что произойдет, если мы с Мариной откажется от этих семи дней? Кому и что мы должны? И почему? Будем жить здесь так, как живем сейчас!
- Не знаю. А ты попробуй отказаться!

- Рус, вам надо идти. У вас сегодня пятый день, - Кристи сказала ему это тихо, но от последовавших за этим слов отшатнулась.
- А мы сегодня никуда не идем! Правда, Марина?
Марина посмотрела в его глаза, и впервые за все это время он увидел в них не боль, а решимость и полное согласие с ним.
- Да. Мы решили устроить себе передышку, - ее тон был мягче, но суть от этого не менялась.
- Но.., – осторожно начала Люция, - вы же понимаете, что отодвигаете момент истины?
- В принципе, да. Но мы знаем, на что идем.
- А правильно! – Художник громко хлопнул в ладони, - им решать. Почему мы должны их подталкивать и заставлять о чем-то думать. Пусть решают.

- А вы не забыли, что сегодня, вообще-то, мой день рождения! – нарочито капризно протянула Кристи.
Все рассмеялись.
- Не забыли, конечно! – Рус подхватил ее, на ходу нажал кнопку музыкального центра и закружил в каком-то танце.

- Тебе не кажется, что ты должен бы быть на нашей стороне? – недовольно шепнула Художнику Люция.
- Я? – он расхохотался, - если ты помнишь, я никому ничего не должен. Свой выбор я сделал давно, и мне абсолютно сейчас пофиг, что вы все обо мне думаете.
- Я не считаю, что ты в другом лагере. Вспомни, тебе сделали поблажку.
- А я просил? – его тон вдруг стал резким, а взгляд колючим, - отстань от меня, Лю, я устал от твоих комментариев. Я на празднике!
Он отошел от нее, но затем повернулся и тихо произнес:
- Ты не находишь, что это довольно смело – праздновать день РОЖДЕНИЯ после смерти?...

Гости разошлись, довольная и уставшая Кристи уже давно спала. Рус остался в темной гостиной.
- Ты не жалеешь? – Марина подошла неслышно, но он все равно чувствовал ее приближение спиной.
- Было бы о чем жалеть…
- Еще один день в таком состоянии…
- В каком? – он резко обернулся к ней, - в каком? Не знаю, как ты, а я живу так уже долгое время. И ничего не изменилось с попаданием сюда! Как был один – так и остался один! Все тоже самое!
- Но у меня слишком многое осталось там.
- Я знаю. Поэтому это я должен был задать этот вопрос – не жалеешь?
- Нет, - Марина вздохнула, - мне кажется, ты прав, это бессмысленные встречи. Мне не надо искать ничего в моей душе. Мне абсолютно все понятно! Я хочу только одного – вернуться к семье. И все. К чему эти душеспасительные разговоры.
Рус отметил внезапную твердость в ее голосе.
- Я рад. Может быть, завтра все изменится. Я надеюсь. Завтра шестой день. На седьмой мы должны все решить. Надеюсь, уж завтра-то на нас снизойдет какое-нибудь просветление и мы что-то поймем.
- Пойдем спать, - она прикоснулась к его спине и отдернула руку.
- Марин, я хочу тебя попросить кое о чем, - Руслан говорил, не оборачиваясь.
- Да…
- Обними меня. Не думай ни о чем плохом. Просто…
Марина вдруг почувствовала, что никто так не нуждается сейчас в ней, как этот одинокий парень.
Он плакал на ее плече, стесняясь своих слез и одновременно понимая, что плакать ему больше некому.

Сверху со второго этажа на них смотрела девочка, но уставшие от самих себя взрослые ее не заметили.

- Итак, сегодня шестой день. Я думаю, что-то Вы должны нам подсказать!
Руслан поймал себя на мысли, что никогда бы не подумал, что вот ТАК можно разговаривать с Богом! Всевышним! Всемогущим!
- Это Вы у меня спрашиваете правильный ответ? – удивился Голос.
- А у кого еще? – внезапно резко спросила Марина, - там, на земле, мы не раз приходили в храм за помощью. Мы молимся в самых трудных ситуациях и всегда надеемся на нужный ответ. На помощь! Почему бы и здесь нам не попросить помощи? Ведь для нас, вероятно, это не менее сложный шаг! Мы на краю или у открытых дверей? Что дальше делать?
- А что будет, если мы ничего не решим? Что будет, если завтра мы придем сюда, поговорим и поймем, что ничего – ни-че-го-шень-ки – не поняли? А?
Руслан вскочил и стал ходить по кабинету.
- Такого просто не может быть! – уверенно сказал Голос, - это неподвластно вашему пониманию.
- Ясно. Но знаете, я не чувствую себя готовым ни к какому шагу! Я понимаю, что завтра будет точно такая же беседа – и только.
- Я знаю только одно: я хочу быть ангелом. Хорошо, если очень уж нужно, я могу заботиться о детях, которые сюда попадают. Но это может быть только при одном условии…
- Не забывайся! Вы не можете ставить мне условия! – Голос стал холодным и властным.
- Почему?
- Потому что я Бог!
- А я человек. Я - мать! И я должна быть под Вашей защитой! Только этой защиты я пока не ощущаю!
- От кого я должен вас защищать? От самих себя? – Голосо усмехнулся, - вам нужно сделать такую простую вещь – решить…
- Вот еще бы понимать, что решить… - пробормотал Руслан.
Внезапно в кабинет вошла Люция и поправила динамики.
- Кстати, Марина, расскажите, как проходят ваши занятия? – вдруг спросил Голос.
Люция вздрогнула, но постаралась как можно быстрее взять себя в руки. Однако ее минутное замешательство не укрылось от глаз Руса.
- Все замечательно. Люция делает потрясающие успехи! – голос Марины потеплел, - у нее отличная пластика.
- Я хотел бы посмотреть, как у вас получается!
- Приглашать Вас бессмысленно – все равно не придете, - слегка язвительно сказала Марина.
Люция побледнела и вышла из кабинета.

- Ну и что теперь? Что будет завтра? – спросила Марина, когда беседа была окончена, динамики выключены, - ты чувствуешь что-нибудь?
- Нет. И, знаешь, кто сказал, что это самое завтра будет.
Они уже выходили из кабинета, когда заметили в конце коридора неплотно прикрытую дверь, из-за которой доносились голоса. Один из них явно принадлежал Люции, а вот второй…

Они подошли поближе к двери, не решаясь заглянуть.
- Зачем это было нужно? – Люция явно была разъярена.
- Мне хотелось всего лишь услышать ее ответ, - ее собеседник был спокоен.
- К чему? Я же тебе объясняла, для чего все это было нужно!
- Да, ты сказала, что это эксперимент.
- Господи, неужели ты не понимаешь – эксперимент над собой! Это мой личный эксперимент! Надо мной! Эта девушка просто помогает мне стать самой собой!
- Твои действия слишком нелогичны для ангела, - голос был сух, - и это роскошь для ангела – быть самой собой.
- Ну тогда я больше не хочу быть ангелом! Понял? Ты заигрался! Ты никогда не станешь ничьим Богом? Ты не бог!

- Не бог? – Руслан и Марина переглянулись. Так вот чей голос напоминал им этот второй.
Входить было страшно, но Руслан рванул на себя дверь и они с Мариной оказались в кабинете.

Люция и Он вздрогнули, но Ему показалось, что была не слишком удивлена такому повороту событий.

- Может, кто-нибудь объяснит, что происходит? – Руслан явно был настроен агрессивно.
- А нужно что-то объяснять? – Он встал и подошел к нему, - что-то еще непонятно?
- Кто Вы? – Марина и хотела и боялась услышать ответ.
- Это наш сотрудник. Один из самых уважаемых, - Люция устало опустилась на стул.
- Это ясно… Но как я понял, все это время Вы играли роль…. Бога? – Руслан обернулся на Марину и увидел ужас в ее глазах.
- Да! Так вышло. – Он прошелся по комнате, - садитесь. Я вам все расскажу.
- А где тогда Бог? – спросила Марина, но Руслан не слушая ее, закричал.
- Зачем? Зачем Вы столько времени морочили нам голову? К чему эта игра? Чтобы окончательно добить нас?
- Вам надо было определиться с тем, что вы тут будете делать. Нельзя проживать вечную жизнь бессмысленно. И мы должны помочь вам определиться со смыслом жизни.
- Мы не поняли этого за все свое земное существование, неужели Вы думаете, мы смогли бы понять это за семь дней.
- А если не ограничить срок, никто никогда не приблизится к решению проблемы! Скажи мы вам, что впереди у вас тут вечная жизнь на поиск ее смысла, чтобы вы сделали? Каждый день думали бы? Искали что-то? Да нет, конечно! – Он рассмеялся, но его смех был неприятен присутствующим. Всем троим.
- В общем, все ясно, - Руслан вдруг понимает, что надо сделать.
- Так где же настоящий бог? – умоляюще спрашивает Марина.
- Нет никакого Бога – ни настоящего, ни фальшивого! Нет! Неужели ты не понимаешь! – сорвался на крик Руслан.
Марина закрыла лицо руками как от удара.
Люция промолчала.
- За всю-то свою вечную жизнь вы наверняка видал идиотов и похлеще меня, верно? – Руслан вплотную подошел к Нему. Они смотрели друг другу в глаза.
- Я вас ненавижу! Всех! – внезапно вскочила Марина и выбежала из кабинета.

- Что будет, если я сейчас ударю тебя, а? – процедил Руслан, - выгонишь меня из рая? Объявишь исчадием ада?
- Хоть раз не задавай вопросов? Ты можешь просто сделать что-то? – усмехнулся Он. И в следующую секунду упал, не успев увернуться от кулака Руслана.
Люция бросила к Нему, ахнув, а Руслан выбежал из кабинета.

…Все было как тогда – он один, нож, и почти готов сделать этот шаг…

- Они обманывали нас, - рыдала Марина. Рядом на скамейке сидела Кристи и гладила ее по волосам, - почему? Снова обман…
- Успокойся, Мариш, пожалуйста…

…И никто не успеет сюда добежать! Или лучше бы успели…

- Слушай, я вот знаю, как сюда Руслан попал. А ты?
- Меня сбила машина, - Марина вытерла слезы, - я торопилась на выступление. Мы тогда только переехали в другой город. Даже в другую страну. Муж хотел все начать заново, потому что там, где мы жили, у нас не очень-то все получалось. У меня должно было быть выступление в одном из ресторанов. На свадьбе.

…Только тогда он успел позвонить. Позвонить всем, кому посчитал нужным… На работу, чтобы попросить доделать его дела… Какой-то знакомой, поручив ей забрать его вещи у друзей. Другу давнему, под каким-то совершенно глупым предлогом.. Но оказалось, что тот спал беспробудным сном после пьянки в честь своего дня рождения…

-…Сын с мужем остались дома. А я плохо вижу в сумерках. Видела…В общем, машина ехала слишком быстро… Я торопилась и не стала искать пешеходный переход. Побежала, надеясь успеть. И не успела…

…Вдруг он подумал: а зачем он всем звонил? Ведь ни одному из них он не сказал, что именно собирается сделать. Но так хотел, чтобы они догадались. Чтобы услышали в его сбивчивых словах решимость и… страх…

- Я даже не успела почувствовать удар. Помню только, что единственной мыслью было – как же теперь мой сыночек без меня… И…

…Но никто не понял… Хотя он говорил на эту тему все последние месяцы.. Но над ним только смеялись. А он ведь почти кричал им: отговорите меня!!!

- Что – и? – Кристи заглянула в глаза Марине.
- Я была беременна… - Марина инстинктивно погладила живот. – И мне стало жаль моего неродившегося малыша.
- Вот ты дура! – воскликнула Кристина. Марина от неожиданности перестала плакать.
- ты что?
- Да кто тебе сказал, что в раю нельзя рожать! Ты ж беременна!!!
- Да? – Марина улыбнулась, - а я думала, что… Слушай, ты говорила что знаешь, как сюда попал Руслан. А как?

Они обе замолчали, вдруг понимая все…
- Он самоубийца… - прошептала Кристи.
    • 0
Не сговариваясь, они сорвались с места и побежали домой.

Руслан лег на пол, поднял нож и…ударил себя в сердце. Он точно знал, как именно это сделать. Еще бы! Ведь он делает это не в первый раз.
Как тогда, он успел вытащить его и отбросить от себя…

- Неет! Рус, нет!!! – Марина бежала наверх по лестнице, едва успевая перевести дух. Девочка была быстрее, но они все равно не успели.

Когда они распахнули дверь в комнату Руслана, он уже лежал с закрытыми глазами.

- Нееет! – Марина разрыдалась. Кристи поспешно подхватила ее и увела в коридор.
Марина сидела на полу, раскачиваясь всем телом. Она не могла смириться с тем, что Рус, ставший ей невероятно близким, практически родным, только что покончил жизнь самоубийством.
- Кристи, он умер! Умер! – она подняла залитое слезами лицо на девочку.

- Эй, брат! Ты всерьез решил, что в раю сможешь умереть? – Руслан услышал голос Художника, - давай, вставай.
- Отстань!
- Ты напугал Марину! А ведь она беременна!
- Что? – Руслан вскочил, забыв о только что совершенном самоубийстве.
- Ты не знал? Ну да, откуда бы. Ты ж не отец ее ребенка.
Художник поднял нож и вытер его полой куртки.

- Долго валяться будешь?
Руслан встал и провел рукой по левой стороне груди. Не было ни крови, ничего… Ничего не произошло.
- Это не выход, понимаешь? Ты уже сделал это раз. Ну и что? К чему ты пришел? – Художник говорил лениво, - я думал, ты все поймешь.
- А ты? Почему ты…
- Потому что я свой выбор сделал тогда, когда отказался от своих семи дней.
- И что произошло?
- А ничего… и ничего не происходит вот уже не первую сотню лет. Я не человек и не ангел. Нечто среднее.
- Слушай, почему все так произошло, а? Даже умереть не могу! Я не хочу такой вечной жизни…
- А какой хочешь?
- Да никакой! Что мне делать тут миллионы лет? Это как путь без конца, не знаешь, куда идти. И какая разница, идти или стоять, если ни на миллиметр не приближаешься к цели! Потому что цели-то нет!
- Знаешь, я одного понять не могу… - остановил поток его словоизлияний Художник, - почему, когда вам сказали, что это рай – вы поверили?
Руслан удивленно посмотрел на Художника. Тот улыбался.
- Даже если я сильно устану, я все равно не пойду говорить с Богом. Знаешь почему?
- Потому что Бога нет, - прошептал Руслан.
- Потому что я уже говорил с ним. И он сказал, что все будет хорошо, если я в это поверю.
Художник повертел нож и бросил его на пол.
- Эй, сочувствующие, входите! Пациент скорее жив, чем мертв, - он пропустил в комнату плачущую Марину и невероятно спокойную Кристи.
Уходя, Художник подмигнул девочке, и она улыбнулась в ответ.


Центральные ворота офиса открылись, выпуская двух недавних клиентов райского бизнес-центра.
Они уходили, и никто не смел их остановить. Они уходили навсегда.

Еще немного, и они перейдут границу, за которой будет … неизвестно, в общем, что будет. Главное – выйти из этого города. Да, они пытались сбежать, почти не понимая, куда…

- Эй, стойте!
Они обернулись. Вслед за ними бежала Люция, одетая с джинсы и рубашку.
- А ты куда? Прогуляться? – удивилась Марина.
- Нет, я с вами.
- Ты знаешь, что мы уходим?
- Знаю. Но без провожатого вам не выбраться. А я знаю, как отсюда уйти.
- А ты-то зачем уходишь? – Руслан остановился, чтобы посмотреть в ее глаза. Он теперь не верил никому.
- А без лишних вопросов можно?
- Нет.
- Тогда считай, что я иду искать своего бога, - улыбнулась Люция. Марина улыбнулась в ответ и погладила свой живот.

Из окна одного из кабинетов огромного бизнес-центра смотрел Он. И Люция знала, что он смотрит ей вслед. Но не пожелала обернуться. Чтобы в очередной раз не разочароваться.

Эпилог
Девушка, одетая в роскошное платье, вела дорогую машину. Позади нее сидела красивая девочка – ее дочь. Подъехав к театру, они вышли. На ступеньках их встретил немолодой мужчина с добродушным выражением лица. Ласково поцеловав девушку – свою жену – и девочку, он завел их внутрь.

Младший брат девушки в хорошо сшитом костюме встретил их внутри. Наклонившись к сестре, он целует ее. Девочка радостно обнимает своего дядю, он подхватывает ее и кружит.

Павел сидел посреди мастерской. Рядом стояла бутылка вина. В мастерской было полно картин, но одна стояла особняком. С нее смотрела грустная Люция.

Они сидели на берегу райского пруда – Художник и Кристина. Девочка кидала камни в воду, а Художник считал круги, которые расходились от них. Им было весело. И все вопросы мира, казалось, не волновали их в этот момент.
    • 0
Фотография
неадекватный
30.01.2009, 18:44
наконец-то появилось время дочитать. По моему разумению произведение сыро и далеко не закончено.По-моему, вот над чем нужно поработать:1. Тема семи дней недоразвита - вы интуитивно нащупали проблему, но решить ее не смогли или не стали решать. Декларировано, что за семь дней стороны должны найти смысл последующего существования. А я думаю, что искать они должны смысл жизни. И позиции сторон должны быть отражены (это должно быть одним из стержней произведения). 2. Вы робко наметили неудовлетворенность людей общением с «Богом». Но неудовлетворенности – недостаточно. Должен развиться полноценный конфликт и этот конфликт должен разрешиться либо примирением и Бога с Человеком и Человека с Богом, либо (м.б. взаимной) анафемой. Конфликт должен нарастать и стать апофеозом романа. В этом ключе ваше сочинение идейно плоско - вы пытаетесь не иметь собственной позиции, а какую-то позицию занять нужно, т.е. поместить повествование в фон конфликта:а) Человека с Богом Творцом-Вседержителем (Творца с Человеком);б) Человека с Богом Демиургом;в) Человека с Богом Иалдаваофом (уфф, еле написал);г) Человека с Богом Гудвином (у вас хорошая интуиция - вы нащупали это направление, но совершенно неудовлетворительно его развили).3. Для замкнутости и полноты в романе должна, хотя бы в самой мизерной мере, быть развита тема соотнесения жизни после смерти с земной жизнью. По крайней мере намек на сущность послежизненного мира должен быть (пример - Град обреченный). На мой взгляд без раскрытия этих тем - произведение беззубо.П.С. Вы решили дать повести открытый финал: Люция идет искать неизвестного Бога. Идея совсем не остроумна, на мой взгляд. Подразумевается, что Люция, называя себя ангелом, никаких сведений о Боге не имеет, но раз идет его искать, то надеется на его бытие. Но Бог не должен себя скрывать, и что это за Бог, который стыдится явить свою славу?
Спасибо за то, что потратили время и прочитали.
Я думаю, надо работать мне над этим произведением. И Ваши комментарии мне очень помогут довести его до ума.

Хотела просто пояснить: Люция уходить искать неизвестного Бога, потому что она - олицетворение бунта. Скажем, аналогия с Люцифером. Но, возможно, я не так внятно это показала.

Еще раз спасибо, что прочли.
    • 0

Май 2017

П В С Ч П С В
1234567
891011121314
15161718192021
22 23 2425262728
293031    

Последние записи

Мои изображения

Альбомы

X

Размещение рекламы на сайте     Предложения о сотрудничестве     Служба поддержки пользователей

© 2011-2017 vse.kz. При любом использовании материалов Форума ссылка на vse.kz обязательна.