Перейти к содержимому





- - - - -

fhc5x56

Опубликовал: Франко, 20 Январь 2016 · 2 092 Просмотров

– Заела твоя музыка.
– Это не заело, – вмешался князь, – это хаус. В моем противоречивом прошлом – молодежная эстрада, – и показал на свою стереосистему.

– Нет, я таблетки не люблю, я ими давлюсь, – горестно посетовал князь, – Мне больше нравится рыбок разводить. Они бывают синенькие и красненькие. Так что в наркотиках, я совсем не нуждаюсь. Я и без них нахожу жизнь достаточно живописной. У меня и справка есть.
– Какой вы искренний человек, – восхитилась младшая дочь Аглая, – как пожарный.

Тоцкий стоит на пороге своей городской квартиры, смотрит на сердитую девицу через дверную цепочку.
– Я, – говорит Настасья Филипповна, – вами доведена до точки сборки. Вы меня под Пинк Флойд невинности лишили и к дзен буддизму пристрастили, а сами жениться на другой задумали! Нет! Я вас наверняка в подъезде серной кислотой оболью. – Тоцкий поежился. – Или, еще лучше, в суд подам за растление несовершеннолетней гражданки Украины, то есть меня.

Шагнули в подъезд и поднялись в квартиру. Князь с интересом читал надписи на стенах подъезда и восхищался: Обратите внимание Гавриил Ардалионович – о чем думают современные дети!
– Что такое! – на ходу спросил Ганя, – О том же и думают – письки, сиськи!
– Да, – это конечно, – согласился князь, – Но только подумайте, какой динамичной любовью к жизни наполнено каждое слово – и он с выражением прочел, – Хочу бабу потолще. Коля. М.

Во входную дверь кто–то заколотил ногой. Потом дверь ухнула и в квартиру протопала сама Настасья Филипповна.
– Что сволочь столичная!? Не ждали!? – крикнула она, явно наслаждаясь произведенным впечатлением.
– Какая чаровница! – не удержал восхищенного вздоха князь. – Просто сувенир!
– Чем обязаны Настасья Филипповна!? – встал на пути вошедшей Ганя и понюхал воздух. – Слышу вы основательно под мухой. Поскандалить желаете или от чистого сердца?
– Гавриил, отвали! – сдвинула его в сторону гостья и обратилась к маме. – Слышали, что я за вашего дрочилу могу пойти?
– Чего это он дрочила–то? – вступилась за сына мать.
– Так кто ж не знает!? Все знают? Самый первый рукоблуд в столице, – заверила Настасья Филипповна. – Но ни в этом дело. А дело в том, что я еще не знаю, пойду или нет.
– Ты говори, да не заговаривайся, скажи спасибо, что в квартиру пустили, таким как ты место ни в приличном доме, а в публичном, – крикнула ей мама Гани.
– А куда я пришла, позвольте уточнить, тут самый, что ни на есть бордель, причем дешевый, – огрызнулась гостья, – Вы же комнаты сдаете?
– Ой–ей–ей?! Все пропало… – тушеночная невеста нас всех разоблачила — вмешалась Варя. – Не твоего пьяного ума дело! Что же касается замужества – это еще надо поглядеть – подходишь ли ты Гане или нет.
– Вот ты какова, Варя!? – еще больше распалилась Настасья Филипповна. – Не пойму – чего тебя–то саму никто не берет!? Я бы взяла. Двор сторожить.
– Какой кошмар! – застонал Гавриил Ардалионович, доподлинно зная характер сестры и заранее предчувствуя трагическую развязку.
Но случилось иначе, потому что за дверьми раздались громкие голоса и в квартиру внесли Парфена Рогожина сломаной ногой вперед, следом за ним вошла добрая дюжина пьяных молодцов.
– Стоять, бояться! Королевна моя! Снегурочка! – заревел он, глядя на Варю. – Поедем на пароходе кататься!… – Но вдруг Парфен увидел среди присутствующих Настасью Филипповну. – Как! И вы здесь! Жемчужина моя! Дайте я вас немедленно поцелую!
– Парфеша, куда тебе целоваться–то, ты ведь облеванный весь?! – возразила Настасья Филипповна, разглядывая Парфена..
– Чем обязан?! – выступил вперед Ганя.
– Обязан? – рявкнул Рогожин, – Еще как обязан! Помнишь, что ты у меня на кремацию мамы денег занимал? А мама–то жива! Вот я и пришел тебя поздравить и деньги обратно забрать. Давай мои денежки.

– Спасибо, князь, – поблагодарила Мышкина Варя, – вы настоящий дворянин и программист.
– Кушайте на здоровье! – улыбнулся тот и попросил, – Мне бы помыться, а то от меня котиками пахнет.

– Конечно! Дорогуша! – на весь бар умилился генерал и погрузился в традиционные воспоминания. – А помнишь, как я твою жопку обосранную в питьевых фонтанчиках!..
На них брезгливо покосились стоящие у соседнего игрового стола.
– Пожалуйста, не надо этих гнусных подробностей! – взмолился Мышкин.
– Нет, так нет! – послушался Иволгин, – Я сам такой сентиментальный. У меня, вот предположим, был офицер Парамонов, ему на мине ноги по самый не горюй оторвало, так я до сих пор холодец жрать не могу.

– Поехали! – хлопнул его по плечу генерал, – Только за водку заплати, а то у меня платиновый «американ экспресс». Не везде принимают. Тем более в этом гадюшнике, где я оставил все свои военные накопления, – и он показал на крупье за игровым столом неподалеку, – Вон тот человек лишил мою дочь приданого собственноручно.

– Смотри Аглая вернулась, – сообщил он, – И не одна…
– С кем? – заинтересовалась Елизавета Прокофьевна, продолжая усиленно крутить педали велотренажера.
– Князь Мышкин и не менее, – подмигнул он. – Все–таки дураки друг к другу тянуться.
– Дурак не дурак, а денег–то побольше чем у тебя – умного, – возразила женщина.
– Точно замечено! – поцеловал супругу генерал, – Купим им байдарку и отправим на Белое море. Может утонут.[...] – В свадебное путешествие, куда собираетесь?!
– Еще не решили, – ответила Аглая.
В этот момент Иван Федорович поднял указательный палец вверх и, загадочно оглянувшись, сказал шепотом:
– Со свадебным путешествием аккуратней, недавно я видел сверхсекретные карты генштаба – на них нет Америки!.. Так что, – продолжил он уже нормальным голосом, – рекомендую Белое море. Возьмете байдарки и веслами шлеп, шлеп.

– Я все время размышляю, – сказал Ганя князю, – зачем я деньги вернул? Ведь так все ладненько получалось – интересная работа, начальный капитал, небольшое предприятие по утилизации промышленных отходов, а как следствие – улучшение характера и прекрасный аппетит… – Он не успел договорить, потому что его тело выгнуло дугой, глаза закатились, и изо рта пошла пена.
– Да–с! По всему видно – хороший раствор, – опасливо констатировал Фердыщенко, глядя на Ганю.
– Зря он деньги отдал, – тихо сказала Варя, – все так ладненько получалось, интересная работа, случайные деньги, маленький заводик по утилизации промышленных отходов и как следствие – улучшение характера и прекрасный аппетит … – И ее тоже начало скручивать в штопор.
– Определенно не все в порядке! – совсем уж испугался Фердыщенко и предложил князю. – Может, заранее «скорую» вызовем. Мы и потащимся и спасемся заодно.
– Не бойтесь, – успокоил его Мышкин, – Я этот раствор помню. У него всегда такой приход. Тем более что мы с вами только по пол дозы двинули.
– Я бы слушал вас всю свою биографию, – поблагодарил его Фердыщенко и сказал: – Определенно, зря он деньги отдал, крошечный заводик по утилизации промышленных отходов и прекрасный аппетит… – И с Фердыщенко произошло тоже, что с остальными.

– Не знаю, стоит ли? – начал сомневаться Мышкин. – Признаюсь, сегодня чуть на наркотики не сорвался. Восемь лет ни куба, а сегодня …
– Наркотикам нет! – постановил Парфен, все–таки наливая ему в рюмку водки. – Что это такое – наркотики! Разве это удовольствие?! Хаос один. И кто их придумал?! Ботаники некультурные. А водку?! Сам Менделеев! Великий ученый. Отец всей химической таблицы! Светоч!
– Великий ум, – поддакнул гость, накладывая себе в тарелку закуски.
– Настоящая водка – это не пьянство, а ключ, – продолжил разглагольствовать Рогожин. – Ключ к своей совести. С нее–то и начинается настоящая мудрость.





X

Размещение рекламы на сайте     Предложения о сотрудничестве     Служба поддержки пользователей

© 2011-2016 vse.kz. При любом использовании материалов Форума ссылка на vse.kz обязательна.