Перейти к содержимому





- - - - -

Анна-Луиза (1928)

Опубликовал: FL1, 30 Январь 2010 · 185 Просмотров

Название: Anna-Luise Анна-Луиза - немецкий
Описание: "Wenn die Igel in der Abendstunde... Когда ежи в вечерние часы..."
Песня остроумно и язвительно высмеивает тип самодовольного немецкого бюргера и его возлюбленной, которая, прежде чем отдаться любви, спрашивает "с немецкой гордостью, а воевал ли он на последней войне?" Запись 1960-х гг. с пианино.
Музыка: Ганс Эйслер (Hanns Eisler) Слова: Курт Тухольский (Kurt Tucholsky) 1928г. Исполняет: Эрнст Буш (Ernst Busch)
Download mp3 file:
http://www.sovmusic....hp?fname=s10328

История песни:

Песня написана в 1929 г. (или более точно, осень 1929 г. или позже) и исполнялась тогда Бушем в политических кабаре.
"
...В рефрене песенки звучат пародийные интонации, имитирующие пение бюргерского гезанферейна в пивном зале. Как рассказывает Буш, "Анна-Луиза" была написана Эйслером в течение десяти минут в предвкушении очень нужных ему тогда пятидесяти марок, которые Буш обещал композитору в качестве "поощрительной премии". Мелодия песенки была частично сымпровизирована самим певцом, что и отмечено Эйслером на рукописи, подаренной Бушу: "Эрнсту Бушу и от Буша".
"



Anna-Luise Анна-Луиза - немецкий
Музыка: Ганс Эйслер (Hanns Eisler) Слова: Курт Тухольский (Kurt Tucholsky)

Wenn die Igel in der Abendstunde
still nach ihren Mäusen gehn,
hing auch ich verzückt an deinem Munde,
und es war um mich geschehn -

Dein Papa ist kühn und Geometer,
er hat zwei Kanarienvögelein;
auf den Sonnabend aber geht er
gern zum Pilsner in'n Gesangverein -
Anna-Luise - ! Anna-Luise - !

Sagt' ich: "Wirst die meine du in Bälde?",
blicktest du voll süßer Träumerei
auf das grüne Vandervelde,
und du dachtest dir dein Teil dabei,

Und du gabst dich mir im Unterholze
einmal hin und einmal her,
und du fragtest mich mit deutschem Stolze,
ob ich auch im Krieg gewesen wär ...
Anna-Luise - ! Anna-Luise -!

Ach, ich habe dich ja so belogen!
Sprach (Original: Hab gesagt), mir wär ein Kreuz von Eisen wert,
als Gefreiter wär ich ausgezogen,
und als Hauptmann wär ich heimgekehrt -

Als wir standen bei der Eberesche,
wo der Kronprinz einst gepflanzet hat,
raschelte ganz leise deine Wäsche,
und du strichst dir deine Röcke glatt,
Anna-Luise - ! Anna-Luise - !

Möchtest nie wo andershin du strichen!
Siehst du dort die ersten Sterne gehn?
Habe Dank für alle unvergesserlichen
Stunden und auf Wiedersehn!

Denn der schönste Platz, der hier auf Erden mein,
das ist mein Heidelberg in Wien am Rhein,
Seemannslos. Seemannslos.
Keine, die wie du die Flöte bliese ...!
Lebe, lebe, lebe wohl! (Original: Lebe wohl! Leb wohl.)
Anna-Luise - ! Anna-Luise - !


Перевод:

Когда ежи в вечерние часы
тихо идут за своими мышами,
повис и я, засахаренный твоими устами,
и это со мной случилось -

Твой папа отважный и землемер (1),
у него есть две канарейки; -- (имеются в виду награды какие-то?)
по субботам однако ходит он
охотно за пильзенским в певческое общество (2) -
Анна-Луиза -! Анна-Луиза -!

Говорю я: "Будешь ты моей вскоре?",
глядишь ты, полная сладких мечтаний,
на зеленую "Вандервельде" (3),
и думаешь про себя -- (не высказывая мыслей вслух) (4),

И ты даешь себя мне в кустах
один раз туда и один раз сюда,
и ты спрашиваешь меня с немецкой гордостью,
А был ли я на войне...
Анна-Луиза -! Анна-Луиза -!

Ах, я так тебя обманул! -- (я так тебе наврал!)
Сказал, что меня железным крестом наградили,
как ефрейтор я ушел,
и как гауптман вернулся домой -

Когда мы стояли у рябины,
что наследный принц когда-то посадил,
шелестело очень тихо твое бельё,
и ты разглаживала свою юбку ровно,
Анна-Луиза -! Анна-Луиза -!

Не могла бы ты в другом месте гладить!
Видишь ты, там первые звезды появляются?
Спасибо за все незабываемые
часы, и до свидания!

Т.к. красивейшие места, которые здесь на земле мои,
это - мой Хайдельберг, в Вене на Рейне (5).
Без моряков... Без моряков...
Никого, кто бы, как ты, на флейте играл...! (6) -- (букв. во флейту дул)
"Живи, живи, живи хорошо!" -- (Прощай! Всего наилучшего!)
Анна-Луиза -! Анна-Луиза -!

1. В оригинале более витиевато: "Geometer" - "топограф", "землемер" - "Feldmesser".

землемер Feldmesser
Messer I -s, 1) нож 2) резец; лезвие II -s, измерительный прибор; счетчик

2. Пение бюргерского гезанферейна в пивном зале, или военное общество?

3. "Вандервельде" - Theodoor Hendrik van de Velde.
Как раз в 1926 году вышла его книга "Die vollkommene Ehe. Ein Studie über ihre Physiologie und Technik" (Совершенный брак. Исследование о его психологии и технике). Вероятно, в зелёной обложке.

http://www.flibusta.net/b/100988/read
"После каждой лекции меня засыпали вопросами, некоторые я записал: ..., «Правда ли, что вы приятель Вандервельде», ..."


4. "du dachtest dir dein Teil dabei"

sich sein Teil dabei denken
думать, не высказывая мыслей вслух, типо про себя.

5. Хайдельберг (в переводе Вересковая гора) - на карте есть г. Хайдельберг на р. Рейн.

6. Ein Tipp: обратитесь мыслями к Ван де Вельде.


Стихотворный перевод (правда, здесь вопрос Vandervelde изящно обойден, и есть другие существенные отступления по сравнению с подстрочником):

http://www.treffpunk...hp?id=11067&q=4

Курт Тухольский
(1890, Берлин — 1935, Гётеборг)

Когда под вечер

Для восьмиголосного мужского хора

Когда под вечер, голодом томим,
Гуляет ёж и мышь сковал испуг,
Тебя я слушаю, дыханье затаив,
И чувствую, что мне настал каюк,
Анна – Луиза -!

Твой папа очень смел и геометр,
Он певчих канареек дирижёр,
Но по субботам папа в новых гетрах
Идёт по Pilsner - пиву и на хор,
Анна – Луиза - !

«Моей ты будешь скоро?», - вопрошаю,
Ты смотришь очень томным взглядом,
Куда ты смотришь, точно я не знаю,
Но, кажется, что ты вопросу рада,
Анна – Луиза - !

И ты даёшь мне тут же в перелеске,
Потом подальше, где растут кусты
И спрашиваешь с гордостью немецкой,
А был ли я участником войны…
Анна – Луиза - !

Пришлось тебя, Луиза, обмануть -
Сказать, что Крест Железный обломился,
Его за храбрость мне повесили на грудь,
Домой я капитаном воротился,
Анна – Луиза - !

Потом с тобой стояли под рябиной
- закон не допускал её порубки –
Бельём шуршала ты из тонкого сатина,
Примятую разглаживая юбку,
Анна – Луиза - !

Ты юбку можешь отряхнуть потом!
Смотри, на небе первая звезда!
За всё, за всё, что пережили мы вдвоём
Тебе спасибо, до свидания, пока,
Анна – Луиза -!

Я должен плыть, куда уходит сейнер,
То Хайдельберг, он в Вене, что на Рейне
О, жребий моряка.
А за игру на флейте ты достойна приза…!
Прощай, здорова будь,
Анна - Луиза -!

Автор: Юрий Канзберг 26.12.2009


Busch bei seinem Vortrag „Anna Luise“.
Рисунок. Эрнст Буш исполняет песню "Анна-Луиза".
Изображение

Курт Тухольский.
Изображение

Вайнерт, Эйслер и Буш были частыми гостями на подмостках берлинских литературных кабаре, игравших немалую роль в формировании общественного мнения и вкусов немецкой публики.

Искусство остроумной политической сатиры, злободневной пародии-памфлета, процветавшее в лучших кабаре, оставило заметный след в истории современной немецкой поэзии, драматургии, музыки. Многие выдающиеся немецкие писатели и актеры прошли через опыт работы на сцене политических театров-миниатюр, не отягощенных грузом классических театральных традиций, требовавших от актеров универсального мастерства перевоплощения, музыкальности. Достаточно сказать, что выступлений в программах берлинских литературных кабаре не гнушались такие актеры, как Макс Рейнгардт, Густав Грюндгенс, Марлен Дитрих, такие писатели, как Бертольт Брехт, Курт Тухольский, Эрих Кестнер, Франц Ведекинд, Клабунд (Альфред Хеншке).

Традиция немецких кабаре восходит к популярным парижским кафе-концертам, веселым монмартрским кабачкам, к искусству французских поэтов-шансонье. Заимствовав у парижан внешнюю форму и стиль кабаретного представления, немецкие устроители кабаре первоначально довольствовались дешевыми развлекательными программами, тематика которых ограничивалась высмеиванием мелочей городского быта, семейными делами.

Однако с годами в этот репертуар стала просачиваться иная тематика, проникнутая политической злободневностью. Мобильность и техническая простота этих представлений позволяла быстро и оперативно откликаться на политические события дня. Лучшие кабаре, сумевшие привлечь к работе над репертуаром талантливых литераторов и музыкантов, приобрели к началу 1920-х определенный общественный вес, выработали свой стиль и форму представлений. К голосу литературных кабаре должны были невольно прислушиваться даже официальные учреждения и органы печати Веймарской республики.

В 1920 году в Берлине возобновило работу кабаре «Звук и дым», основанное еще в начале ХХ века Максом Рейнгардтом. На сцене этого кабаре выступали многие крупные актеры. Программы здесь оформляли замечательные мастера политической сатиры художники Георг Гросс и Джонни Хартфильд. Большой популярностью пользовались также кабаре «Рампа», где постоянно выступал Эрих Вайнерт, «Дикая сцена», на подмостках которой Бертольт Брехт читал свою знаменитую антивоенную поэму «Легенда о мертвом солдате», «Кривое зеркало», заимствовавшее название и некоторые свои номера у известного петербургского театра, основанного Н. Евреиновым и А. Кугелем.

По мере обострения классовой борьбы и идеологического размежевания общества в рядах немецкой художественной интеллигенции усиливались критические антибуржуазные настроения. Новые литературные кабаре, возникавшие в середине 1920-х годов в Берлине, Мюнхене, Гамбурге, Лейпциге, принимают все более определенную политическую окраску, все чаще обращаются к острой социальной тематике. Наряду с возрождением забытых в годы войны кабаретных жанров появляются новые формы эстрадного спектакля, в частности политическое ревю, все номера которого объединяет единая сквозная тема. Оппозиционные тенденции по отношению к правительству и официальной идеологии, проявляющиеся в работе лучших кабаре Берлина, способствовали тому, что в артистических кругах их стали называть «красные кабаре», а спектакли этих театриков нередко превращались в своеобразные антиправительственные демонстрации. Неудивительно, что социально направленное искусство Буша, Эйслера и Вайнерта встречало горячий отклик аудитории «красных кабаре», на сцене которых они всегда бывали желанными гостями.

Эрнст Буш начал свою карьеру артиста кабаре на подмостках «Ларифари», руководимого известной характерной актрисой Розой Валетти. Участвуя вместе с Бушем в спектакле Пискатора «Гоп-ля, мы живем!», она приметила и оценила талант молодого актера-певца, выдающегося представителя редкого амплуа политического шансонье. Подыскивая актеров для своего кабаре, Валетти привлекла Буша к участию в программах «Ларифари» - «сатирического зеркала эпохи», как его называла тогдашняя пресса. «Ларифари» не имело своего постоянного помещения, его спектакли проходили в разных залах столицы. Рядом с Бушем выступали Роза Валетти, Леонгардт Штекель, Густав Грюндгенс, Карола Неер, Герхард Бинерт.

Работа в кабаре была хорошей актерской школой. В «Ларифари», где Буш выступал с чтением «Легенды о мертвом солдате» Брехта, а затем в «Катакомбах», в «Кабаре комиков», Театре-ревю Нельсона молодой актер вырабатывал свое замечательное мастерство поющего актера, умение общаться с аудиторией. Здесь он доводит до подлинно эстрадного блеска выразительность фразы, точность жеста, поступи, мимики.

«Кабаре комиков» было в числе наиболее интересных политических театров той эпохи. Основанное литератором и актером Куртом Робичеком в 1924 году, оно ставило смелые и прозорливые спектакли на политические события дня. Лучшие эстрадные актеры участвовали в программах, больно задевавших общественные недостатки, очень зло пародировавших Гитлера и его клику, которые уже тогда набирали силу и исподволь готовились к захвату власти.

Острая политическая направленность эстрадных выступлений Буша заставляла критиков искать какие-то новые определения жанровой принадлежности его искусства. Буша называли «фанатиком нового искусства на службе революции». О нем судили не только по качеству актерского мастерства, но и по тому влиянию, которое он оказывал на политическое умонастроение своих слушателей. «...Буша можно слушать часами, - писал один из критиков. - Его выступления представляют новый аспект сценического мастерства, пример политико-агитационного воздействия искусства на слушателей».

После премьеры очередной программы в «Кабаре комиков» рецензент «Берлинер Бёрзен-курьер» заявлял: «Стихи звучат в его устах так просто, совсем без нажима, почти как обыденная речь. ...Но вот в легкой песенке возникает страстное обвинение, в простом романсе слышится горькая правда о жизни, из лирического начала вырастает злая политическая издевка...» [1]



  • 0



X

Размещение рекламы на сайте     Предложения о сотрудничестве     Служба поддержки пользователей

© 2011-2017 vse.kz. При любом использовании материалов Форума ссылка на vse.kz обязательна.