Перейти к содержимому





- - - - -

Григорий Шнеерсон (1901-1982), советский музыковед

Опубликовал: FL1, 14 Март 2010 · 293 Просмотров

ШНЕЕРСОН Григорий Михайлович [28 II (13 III) 1901, Енисейск - 6 II 1982, Москва] - советский музыковед. Засл. деят. искусств РСФСР (1979).

В 1915-18 занимался в Петрогр. консерватории по классу фп. у H. H. Позняковской, в 1919 брал уроки игры на фп. у Н. К. Метнера, затем у К. Н. Игумнова (Москва). Работал концертмейстером в разл. коллективах Москвы (Т-р Пролеткульта, "Синяя блуза", Т-р Сатиры), Витебска (2-й Белорус. драм. театр). С 1932 ответств. секретарь муз. секции Междунар. объединения революц. театров. С 1936 секретарь Иностр. бюро CК СССР, консультант по музыке Всесоюзного общества культурной связи с заграницей (ВОКС). В 1942-48 зав. муз. отделом ВОКСа. Поддерживал дружеские связи с Э. Бушем, Э. Вайнертом, X. Эйслером, Э. Г. Майером. В 1948-1961 зав. заруб. отделом журн. "Советская музыка". С 1968 пред. Сов. комитета Междунар. реферативного каталога музыковедческих работ (RILM). Автор работ по совр. заруб. и сов. музыке. Ответств. редактор серии кн.: "Зарубежная литература о музыке" (Реферативный указатель за 1954-58, вып. 1-3, М., 1962-68; то же, за 1959-66, вып. 1-2, М., 1972-78). Чл.-корр. Академии искусств ГДР (1968), почетный чл. итал. Академии наук, литературы и искусства (1977).


http://www.dean-reed.../shneerson.html

О Г.М.Шнеерсоне

У каждого творческого поколения – а они дополняются каждые 10-15 лет - свои авторитеты. Среди музыкантов, членов Союза композиторов СССР, вышедших в общественную жизнь в середине тридцатых годов прошлого века, одним из таких авторитетов стал Григорий Михайлович Шнеерсон.

Прежде всего это был всесторонне образованный, чуткий музыкант, учившийся в разные года у великих художников (композитора и пианиста Н.Метнера, а также К.Игумнова), имевший огромный практический опыт концертно-театральной работы. Кроме того, Григорий Михайлович был европейски образованным человеком, свободно владевшим несколькими иностранными языками (что было в ту пору явлением достаточно редким). И добавлю, Шнеерсон запомнился как великолепно воспитанный человек – неизменно корректный, доброжелательный, нравственно безупречный.

Всё это и определило его место в художественной жизни СССР, в культурной политике нашего государства.

Григорий Михайлович Шнеерсон на протяжении десятилетий возглавлял различные общественные службы, напрямую выходившие на контакты с зарубежными государствами (иностранная комиссия в Союзе композиторов СССР, Всесоюзное общество культурных связей с заграницей (ВОКС), зарубежный отдел журнала «Советская музыка», всевозможные русские и иноязычные издательства. Перу Шнеерсона принадлежит несколько книг о западной и восточной музыке, множество газетных и журнальных статей, публикаций в различных искусствоведческих сборниках.

Особое внимание уделял Шнеерсон демократической культуре стран Европы, Северной Америки, Китаю. Уже в тридцатые годы он познакомился и стал близким другом двух выдающихся немецких антифашистов – Ганса Эйслера – крупнейшего композитора, и Эрнста Буша – легендарного певца. Их песенное творчество было необычайно популярно в Советском Союзе. Горячо поддерживал Шнеерсон в последующие десятилетия художественное творчество композиторов и артистов, связанных с народной культурой – выступления, в частности, английских и американских певцов – пропагандистов «фолк-культуры» - массовой песенно-танцевальной культуры, опирающейся на народные истоки.

Наделённый цепкой памятью, редчайшей интеллектуальной способностью к классификации самых различных явлений искусства, неутомимой работоспособностью, Григорий Михайлович на протяжении многих десятилетий вёл переписку с огромным количеством зарубежных корреспондентов. Его статьи и книги до сих пор сохраняют своё значение для российской музыкальной культуры современности, являясь источником уникальной информации и добрых намерений служения родному искусству.

Ю.С.Корев - специально для сайта www.dean-reed.ru


Памяти Друга
(Статья публикуется с купюрами. – прим. ред. сайта)

Не стало Григория Михайловича Шнеерсона. Это – большая, невосполнимая утрата для нашего музыкознания, для всей нашей музыкальной культуры. Более полувека этот исключительно работоспособный, знающий, умный человек – музыкант, учёный, пропагандист – осуществлял на практике наши музыкально-культурные связи с зарубежными странами. Мне иногда казалось, что Шнеерсон – не просто активный музыковед-международник: он как бы являл собой в едином лице целое негласное учреждение по музыкально-культурным связям. Оно действовало бескорыстно и безотказно на протяжении более полувека, постоянно информируя зарубежных друзей о музыкальных событиях в СССР и столь же систематично распространяя у нас информацию о зарубежной музыке. В этом плане он всегда оказывался удивительно оперативным, заинтересованным, поистине влюблённым в своё дело. К нему обращались люди со всех континентов мира, присылали ему ноты, книги, диски; он знакомил их с нашими музыкальными достижениями, пропагандировал зарубежное творчество в наших журналах, показывал их музыку советской аудитории. Под редакцией Шнеерсона и с его предисловиями выходили в свет нотные сборники и клавиры, библиографические справочники, пластинки. Он был одним из первых, кто знакомил нашу публику с искусством Г.Эйслера и Э.Буша, Дж.Гершвина и П.Робсона, П.Сигера и К.Паласио. Любой московский композитор или музыковед мог обратиться к Шнеерсону по поводу современной зарубежной музыки, и он охотно делился своими знаниями. У него постоянно консультировались молодые исследователи зарубежной музыки; он никому не отказывал. Каждый день почта доставляла ему письма из Франции, Италии, ФРГ, Англии, США – запрашивали о новостях советской музыки, интересовались вышедшими нотами, предлагали выступить со статьёй, консультировались – и Шнеерсон мгновенно откликался на запросы друзей. …

Шнеерсон был истинным полиглотом: я не знаю, кто из наших музыкантов – после легендарного И.И.Соллертинского – так свободно владел основными европейскими языками. Он разговаривал по-немецки, по-английски, по-французски, знал испанский, который с увлечением освоил в дни памятных событий в Испании 30-х годов; он читал по-итальянски, по-польски, а в 40-е годы, уже немолодым человеком, усердно изучал китайский и тогда же написал первую на русском языке книгу о музыке Китая.

Юность Шнеерсона совпала с началом нашей Революции. Он родился в семье педагога-революционера, отбывавшего политическую ссылку в Восточной Сибири (место рождения – город Енисейск). Он рассказывал, как 16-летним студентом вступил в ряды народной милиции и с красной повязкой на рукаве нёс службу охраны порядка на улицах революционного Петрограда. В 1918 году успешно совмещал учёбу в Московской консерватории (у Н.К. Метнера) с работой в качестве пианиста в студии Пролеткульта. В первую годовщину Октябрьской Революции в составе Пролеткультовской концертной группы выступал на праздничном вечере перед В.И. Лениным и Н.К. Крупской – это был предмет особой гордости Григория Михайловича, о чём он неоднократно вспоминал всю свою жизнь…[1]

В 20-е годы Шнеерсон – сотрудник Музыкального бюро МОРТа – Международного объединения революционных театров. Здесь завязалась его личная дружба со многими зарубежными писателями, музыкантами, посвятившими себя борьбе за идеалы социализма. Его хорошо знали Артур Пик, Фридрих Вольф, Эрих Вайнерт. Его ближайшим другом, с начала 30-х годов стал великий певец германского рабочего класса Эрнст Буш. Тесная дружба с Бушем длилась более сорока пяти лет: Шнеерсон был аккомпаниатором Буша во время его выступлений в СССР, разучивал с ним новые советские песни, снабжал его нотами. В тяжкие для артиста годы заключения в лагере интернированных московский друг отправил ему продовольственную посылку, чудом дошедшую через все кордоны и рогатки. Потом уже, когда Буш, спасшись от фашистского каземата, стал активным строителем музыкальной культуры ГДР, - Шнеерсон по его приглашению многократно выезжал в Берлин, чтобы вместе со старым товарищем готовить песенный репертуар для новых альбомов грамзаписей. Я не раз наблюдал, с какой трогательной нежностью Буш относился к Григорию Михайловичу, обращаясь к нему: «Lieber Grischa!». Так же тепло, как к близкому товарищу, относился к нему и Эрнст Майер, всегда навещавший его во время приездов в СССР. Мне казалось, что в личных симпатиях немецких товарищей к Г.М. Шнеерсону как бы конденсировалась их любовь и преданность к нашей стране, к советской культуре.

Много лет – с середины 30-х годов и до конца 40-х – Шнеерсон возглавлял музыкальный отдел ВОКСа – Всесоюзного общества по культурным связям с зарубежными странами. Сколько добрых дел было сделано им в те годы, особенно в период Великой Отечественной войны. Тогда советская симфония – во главе с пламенной Седьмой Шостаковича – потрясала умы и сердца миллионов зарубежных слушателей, и в этом триумфальном продвижении нашей музыкальной классики на Запад – толика участия Григория Михайловича.

Где бы ни трудился этот добрый и скромный человек – в аппарате Союза композиторов, в редакции журнала «Советская музыка»[2], - он неизменно проявлял свои превосходные деловые и душевные качества – внимание к людям, воспитанность, знание дела, увлечённость дорогим ему искусством. Мало кто знает, что Григорий Михайлович был не только журналистом, автором книг, организатором наших зарубежных связей, но и отличным пианистом, когда-то выступавшим на эстраде, а также композитором, писавшим массовые песни (несколько его песен исполнял Эрнст Буш). В первые месяцы войны он оказался и дирижёром, возглавляя один из дивизионных ансамблей.

Но, конечно, главной заслугой Г.М. Шнеерсона была интересная музыковедческая деятельность, представленная двумя десятками книг и сотнями журнальных и газетных статей. Он впервые знакомил советских читателей с новыми произведениями Эйслера, Э.Майера, Бриттена, Буша, Хенце, Мессиана, Дютийё, Акутагавы. Много сил и знаний посвятил он критическому развенчанию, в частности на страницах «Советской музыки», новейших авангардных систем, которыми так изобиловала западная музыкальная практика 50-60-х годов. Эти его усилия получили концентрированное выражение в широко известной книге «О музыке живой и мёртвой», вышедшей двумя изданиями (1960 и 1964). Естественно, что последующие исследователи, обращавшиеся к этой тематике, заметно расширили и обогатили наши знания о музыкальном творчестве XX века, некоторые положения монографии ныне показались бы слишком общими, а порой – чрезмерно резкими. Однако основной пафос книги – убеждённое неприятие формальных эксцессов принципиальной деидеологизации искусства, унылой аэмоциональности, пагубного отрыва музыкантов от публики – и сегодня остаётся злободневным.

Два издания выдержала обширная монография Шнеерсона о французской музыке, заключающая в себе богатый фактический материал, во многом новый для советских читателей. Ещё одна его капитальная работа, вызвавшая особое удовлетворение в музыкальных кругах ГДР, - книга об Эрнсте Буше – вероятно, самая полная и самая личная из всех книг, посвящённых этому всемирно известному певцу-антифашисту: ведь книгу писал близкий друг и соратник артиста, прошагавший с ним рядом полжизни, сохранивший его письма, рукописи нот, живые воспоминания о совместных выступлениях. По материалам книги ставились документальные фильмы и телепередачи. За этот ценный труд - как и другие исследования, связанные с революционным искусством Германии, - Шнеерсон был удостоен избрания в члены-корреспонденты Академии искусств ГДР [3].

В конце 70-х годов появилась знаменательная работа Шнеерсона о современной музыке США («Портреты американских композиторов», М., 1977), основанная на изучении множества партитур, дисков, книг, собранных автором за сорок лет. Рецензировавший эту книгу американский музыковед Н.Слонимский очень высоко оценил труд советского коллеги: «Без преувеличения могу сказать, что книга Шнеерсона открывает – даже американскому читателю – новые волнующие стороны развития композиторской школы США»[4].

Григория Михайловича хорошо знали и ценили большие наши композиторы, часто привлекавшие его к сотрудничеству при написании статей или воспоминаний. Он не раз помогал в тех или иных литературных начинаниях Р.Глиэру, Д.Шостаковичу, А.Хачатуряну, Т.Хренникову. … В его архиве хранятся ценнейшие письма к нему Н.Мясковского, С.Прокофьева, Д.Шостаковича, связанные с пропагандой их сочинений за рубежом. Часть этих материалов опубликована в воспоминаниях Григория Михайловича (см. его авторский сборник, изданный в 1974 году), а кое-что ещё ждёт своей публикации. Помню, как он записывал под диктовку Глиэра его рассказы о встречах с юным Прокофьевым. …

Меня поражало, что Григорий Михайлович – очень немолодой, перешагнув восьмой десяток лет – сохранял исключительно высокую жизненную активность, страстное желание служить любимому делу. Казалось, можно было бы почить на лаврах, отдохнуть в кругу детей и внуков. Но Шнеерсон до последних дней жизни не расставался с письменным столом и пишущей машинкой, со своей единственной в своём роде библиотекой, писал письма и статьи, читал корректуры, посещал творческие вечера и совещания. …

Внезапная смерть 6 февраля 1982 года прервала многие важные начинания маститого музыковеда. Остался неосуществлённым замысел большой книги о музыке в Японии; обширный материал для неё был собран Г.М. Шнеерсоном во время недавней поездки в Токио по приглашению группы японских друзей. Могла бы быть написана и солидная книга воспоминаний – ведь он близко общался со столькими интересными людьми искусства и мог бы так много рассказать о художественных событиях за шестьдесят с лишним лет. …

Иногда говорят: нет незаменимых людей. Думается, что пример Г.М. Шнеерсона подтверждает неточность, поверхностность этой казённой формулировки. Он был действительно незаменимым в своей области, столь важной для нашей культуры. Понадобится несколько молодых, просвещённых, высокоэрудированных и преданных делу музыковедов-международников, чтобы заменить на творческом посту этого уникального специалиста. Их у нас почти нет, их надо воспитать, выдвинуть. Хочется от души пожелать, чтобы они были так же неутомимы, так же принципиальны, так же влюблены в своё дело, как ушедший от нас незабвенный Григорий Михайлович Шнеерсон.

И.Нестьев

[1] См.: Г. Шнеерсон. Незабываемый вечер. «Советская музыка», 1978, № 11, с. 108.
[2] Более десяти лет – с 1948 по 1960 год - Григорий Михайлович заведовал иностранным отделом журнала; в общем же его сотрудничество в нашем журнале продолжалось без малого 50 лет – от первых заметок 1933 года до последней статьи в № 3 за 1981 год.
[3] Кроме того, он был заслуженным деятелем искусств РСФСР, членом итальянской Академии наук, литературы и искусства, лауреатом французской Академии изящных искусств.
[4] «Советская музыка», № 6, 1982 г.


Изображение
Фото. 1943 г. (из журнала "Life", 22 ноября 1943 г.).
http://books.google....M...p;q&f=false

Изображение
Фото. Беседа с корреспондентом американской газеты. Справа композитор Н.Я. Мясковский, в центре Г.М. Шнеерсон. Подмосковье, Николина Гора, 1946 г.
С сайта http://www.myaskovsk...d=6&id1=51&pg=7

Изображение
Фото. 22 января 1960 г. Григорий Шнеерсон, Ганс Эйслер, Эрнст Буш (Ernst Busch) после выступления на юбилейном концерте по случаю 60-летия Буша.

Изображение
Фото. Григорий Шнеерсон и Эрнст Буш (Ernst Busch) в Академии искусств ГДР, Берлин, 1975 г.

======================================================

http://nature.web.ru...?mid=1188648&s=

Фонд Г.М. Шнеерсона в ГЦММК им. М.И. Глинки

Тартаковская Н.Ю. Фонд Г. М. Шнеерсона в ГЦММК им. М.И. Глинки // Вестник архивиста. 2002. - 2 (68) С. 231-234

Фонд Г.М Шнеерсона - один из пятисот личных фондов композиторов, музыкантов-исполнителей и музыковедов, хранящихся в нашем Музее.

Григорий Михайлович Шнеерсон (1901-1982) был выдающимся музыковедом, ученым с мировым именем, член-корреспондентом Немецкой академии искусств и почетным членом итальянской Академии наук, литературы и искусства, тором книг по истории современной советской и зарубежной языки Французская музыка XX века, О музыке живой мертвой, Эрнст Буш и его время, Портреты американских композиторов. Еще при жизни Шнеерсон подарил Музею музыкальной культуры музыкальные рукописи и письма Д. Шостаковича, Р.М. Глиэра, С.С. Прокофьева. Д.Б. Кабалевского и многих других деятелей отечественной музыкальной культуры. После смерти Григория Михайловича его дочь безвозмездно передала в дар Музею существенную часть архива, научное описание которого продолжается по настоящее время. Фонд Г. М. Шнеерсона насчитывает свыше полутора тысяч единиц хранения и охватывает более чем полувековой период его научной деятельности.

"Я прожил свыше семидесяти лет в музыке и с музыкой," - писал Шнеерсон. В 1915 г. он присутствовал на последнем концерте А.Н. Скрябина, а в 1980-м выступал на международной конференции Искусство и общество в 2000 году. В молодости Шнеерсон был музыкальным руководителем и дирижером Синей блузы и сохранил в своем архиве уникальные афиши и программы этого популярного самодеятельного эстрадного коллектива. Долгие годы он работал в зарубежном отделе журнала Советская музыка. Творческие, деловые и дружеские контакты с музыкантами разных стран начались в 1936 г. во время работы в Иностранном бюро Союза композиторов. В 1942-1948 гг. Шнеерсон работал в музыкальном отделе ВОКС (Всесоюзного общества культурных связей) организации, осуществлявшей обмен корреспонденцией советских композиторов с западными музыкантами, пересылку музыкальных сочинений и прессы. Шнеерсон был организатором и непременным участником творческих встреч с зарубежными музыкантами, приезжавшими в СССР, -И. Менухиным, И. Стерном, Р. Гаррисом, Э. Сигмейстером, Д. Ридом, С. Барбером и др. В архиве хранятся их фотографии, многие с дарственными надписями Шнеерсону, письма и другие интереснейшие документы - как, например, текст выступления Дина Рида в Москве (1970), автограф его разрешения на публикацию песен и фотографий в книге, выходящей в СССР, текст выступления в Москве Пита Сигера по телевидению, подстрочные переводы текстов песен, выполненные советскими поэтами.
В архиве Шнеерсона сохранились программы, газетные вырезки и прочие документальные материалы, связанные с исполнением произведений советских композиторов за рубежом. В их числе специальные бюллетени советского посольства в Вашингтоне, посвященные исполнению Седьмой симфонии Д. Д. Шостаковича в Америке в 1942 г. под управлением А. Тосканини и других выдающихся дирижеров. В архивах Музея хранится благодарственная телеграмма Шостаковича Тосканини в связи с первым исполнением Седьмой симфонии. Шнеерсон регулярно получал материалы зарубежной прессы об исполнении сочинений Шостаковича, Прокофьева и других советских композиторов; многие из этих материалов вошли в подготовленные им тематические обзоры Жизнь музыки Шостаковича за рубежом, Леди Макбет Шостаковича на Западе и др.

Шнеерсон состоял в переписке с музыкантами всего мира, со многими его связывали не только деловые контакты, но и дружеские отношения на протяжении десятков лет. В его архиве аккуратнейшим образом систематизированы подборки писем композиторов и музыкантов русского зарубежья: А. Н. Черепнина (своего рода автобиография, изложенная в 107 письмах), Николая Малько и Николая Слонимского, итальянского дирижера Пьетро Арженто, английского композитора Алана Буша, всемирно известного виолончелиста Пабло Казальса, руководителя французской фирмы грамзаписи Жана руара, американских музыкантов Леопольда Стоковского, Эли Сигмейстера, Лана Адомяна, Дина Рида, Пита Сигера, немецких композиторов Пауля Дессау и Ханса Эйслера.

Особое место в архиве занимает собрание материалов, присланных Шнеерсону Эрнстом Бушем. С великим немецким актером и певцом Шнеерсон познакомился в 1936 г. во время его первого приезда в СССР и очень скоро стал его близким другом и биографом. Помимо писем от самого Буша и его жены Ирены, Шнеерсон регулярно получал фотографии, газетные вырезки, программы, документальные материалы по истории Германии первой половины XX столетия. В адрес Шнеерсона приходили и многочисленные корреспонденции советских почитателей таланта Эрнста Буша, необычайно популярного в свое время в нашей стране. Многие из этих материалов вошли в книгу Шнеерсона "Эрнст Буш и его время". После смерти музыканта в 1980 г. Шнеерсон работал над вторым изданием книги, но смерть помешала ему закончить работу. В архиве осталась вступительная статья ко второму изданию воспоминание о последней встрече с тяжело больным артистом.

На протяжении полувека велась переписка Шнеерсона с Николаем Слонимским американским музыковедом и композитором, редактором музыкальной энциклопедии Томпсона и биографического словаря музыкантов Бейкера. В 37 письмах, отправленных Слонимским в период с 1963 по 1982 год из Нью-Йорка и Лос-Анджелеса, где он преподавал в Калифорнийском университете, раскрывается образ остроумнейшего человека завидной энергии и работоспособности, сохранившего до глубокой старости отлично тренированную память и юношеское восприятие жизни. Переписка началась в 1934 г., когда Николай Слонимский работал над своей книгой Музыка с 1900 года, содержавшей объективную и тщательно проверенную - не без помощи Шнеерсона - информацию о музыкальной жизни в СССР. Благодаря Вам, - писал впоследствии Слонимский, я оказался первым в Америке, который опубликовал биографии советских композиторов младшего (а теперь уже маститого!) поколения. По настоятельным просьбам Слонимского Шнеерсон постоянно сообщал ему фактологические сведения о советской музыке, уточнял даты, высылал программы первых исполнений музыкальных новинок. В свою очередь Слонимский щедро одаривал своего московского коллегу рецензиями и обзорами советской музыки из зарубежной прессы, материалами о современной зарубежной музыке, занимательными описаниями концертов авангардной музыки. В архиве сохранился и музыкальный автограф Николая Слонимского - Вариации на тему DSCH, написанные в честь Д. Шостаковича и опубликованные в 1976 г. в сборнике Дмитрий Шостакович. Статьи и воспоминания под редакцией Шнеерсона.

Одновременно с научной обработкой материалов фонда Шнеерсона в музее осуществляются публикации наиболее интересных документов. Письма АН. Черепнина частично вошли в недавно вышедшую монографию Л.3. Корабельниковой. Письма и прочие документы, связанные с Эрнстом Бушем, были представлены в 1990 г. на коллоквиуме, организованном Обществом друзей Буша в Берлине. Письма Н. Слонимского в настоящее время готовятся к публикации в Альманахе Музея.

Н.Ю. Тартаковская, зав. отделом архивно-рукописных материалов Государственного центрального музея музыкальной культуры им. М. И. Глинки

  • 0



X

Размещение рекламы на сайте     Предложения о сотрудничестве     Служба поддержки пользователей

© 2011-2017 vse.kz. При любом использовании материалов Форума ссылка на vse.kz обязательна.