Перейти к содержимому





- - - - -

Тот день когда окончилась война

Опубликовал: Нежилец, 23 Апрель 2012 · 3 794 Просмотров

Изображение

В тот день, когда окончилась война
И все стволы палили в счет салюта,
В тот час на торжестве была одна
Особая для наших душ минута.

В конце пути, в далекой стороне,
Под гром пальбы прощались мы впервые
Со всеми, что погибли на войне,
Как с мертвыми прощаются живые.

До той поры в душевной глубине
Мы не прощались так бесповоротно.
Мы были с ними как бы наравне,
И разделял нас только лист учетный.

Мы с ними шли дорогою войны
В едином братстве воинском до срока,
Суровой славой их озарены,
От их судьбы всегда неподалеку.

И только здесь, в особый этот миг,
Исполненный величья и печали,
Мы отделялись навсегда от них:
Нас эти залпы с ними разлучали.

Внушала нам стволов ревущих сталь,
Что нам уже не числиться в потерях.
И, кроясь дымкой, он уходит вдаль,
Заполненный товарищами берег.

И, чуя там сквозь толщу дней и лет,
Как нас уносят этих залпов волны,
Они рукой махнуть не смеют вслед,
Не смеют слова вымолвить. Безмолвны.

Вот так, судьбой своею смущены,
Прощались мы на празднике с друзьями.
И с теми, что в последний день войны
Еще в строю стояли вместе с нами;

И с теми, что ее великий путь
Пройти смогли едва наполовину;
И с теми, чьи могилы где-нибудь
Еще у Волги обтекали глиной;

И с теми, что под самою Москвой
В снегах глубоких заняли постели,
В ее предместьях на передовой
Зимою сорок первого;
и с теми,

Что, умирая, даже не могли
Рассчитывать на святость их покоя
Последнего, под холмиком земли,
Насыпанном нечуждою рукою.

Со всеми - пусть не равен их удел, -
Кто перед смертью вышел в генералы,
А кто в сержанты выйти не успел -
Такой был срок ему отпущен малый.

Со всеми, отошедшими от нас,
Причастными одной великой сени
Знамен, склоненных, как велит приказ, -
Со всеми, до единого со всеми.

Простились мы.
И смолкнул гул пальбы,
И время шло. И с той поры над ними
Березы, вербы, клены и дубы
В который раз листву свою сменили.

Но вновь и вновь появится листва,
И наши дети вырастут и внуки,
А гром пальбы в любые торжества
Напомнит нам о той большой разлуке.

И не за тем, что уговор храним,
Что память полагается такая,
И не за тем, нет, не за тем одним,
Что ветры войн шумят не утихая.

И нам уроки мужества даны
В бессмертье тех, что стали горсткой пыли.
Нет, даже если б жертвы той войны
Последними на этом свете были, -

Смогли б ли мы, оставив их вдали,
Прожить без них в своем отдельном счастье,
Глазами их не видеть их земли
И слухом их не слышать мир отчасти?

И, жизнь пройдя по выпавшей тропе,
В конце концов у смертного порога,
В себе самих не угадать себе
Их одобренья или их упрека!

Что ж, мы трава? Что ж, и они трава?
Нет. Не избыть нам связи обоюдной.
Не мертвых власть, а власть того родства,
Что даже смерти стало неподсудно.

К вам, павшие в той битве мировой
За наше счастье на земле суровой,
К вам, наравне с живыми, голос свой
Я обращаю в каждой песне новой.

Вам не услышать их и не прочесть.
Строка в строку они лежат немыми.
Но вы - мои, вы были с нами здесь,
Вы слышали меня и знали имя.

В безгласный край, в глухой покой земли,
Откуда нет пришедших из разведки,
Вы часть меня с собою унесли
С листка армейской маленькой газетки.

Я ваш, друзья, - и я у вас в долгу,
Как у живых, - я так же вам обязан.
И если я, по слабости, солгу,
Вступлю в тот след, который мне заказан,

Скажу слова, что нету веры в них,
То, не успев их выдать повсеместно,
Еще не зная отклика живых, -
Я ваш укор услышу бессловесный.

Суда живых - не меньше павших суд.
И пусть в душе до дней моих скончанья
Живет, гремит торжественный салют
Победы и великого прощанья.

Изображение

  • 2



А. Твардовский, хорошие стихи. Немного рано пост, нет?
    • 1

Немного рано пост, нет?

вы про 9 мая?
    • 0

Немного рано пост, нет?

вы про 9 мая?

Да.
    • 0

Да.

там строки есть такие:

И не за тем, что уговор храним,
Что память полагается такая,

солидарен с этими строками, этот стих не только и не столько про 9 мая
    • 0

солидарен с этими строками, этот стих не только и не столько про 9 мая

очень серъезно и глубокомысленно. но так и надо-тема такая.
А вы-молодец.
    • 0
Мы в школе учили "В тот день, когда окончилась война" (1948) и "Я убит подо Ржевом" (1945-1946).

Я убит подо Ржевом,
В безымянном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налете.


Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки,—
Точно в пропасть с обрыва —
И ни дна, ни покрышки.


И во всем этом мире,
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей.


Я — где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я — где с облачком пыли
Ходит рожь на холме;


Я — где крик петушиный
На заре по росе;
Я — где ваши машины
Воздух рвут на шоссе;


Где травинку к травинке
Речка травы прядет, —
Там, куда на поминки
Даже мать не придет.


Подсчитайте, живые,
Сколько сроку назад
Был на фронте впервые
Назван вдруг Сталинград.


Фронт горел, не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит и не знаю,
Наш ли Ржев наконец?


Удержались ли наши
Там, на Среднем Дону?..
Этот месяц был страшен,
Было все на кону.


Неужели до осени
Был за ним уже Дон,
И хотя бы колесами
К Волге вырвался он?


Нет, неправда. Задачи
Той не выиграл враг!
Нет же, нет! А иначе
Даже мертвому — как?


И у мертвых, безгласных,
Есть отрада одна:
Мы за Родину пали,
Но она — спасена.


Наши очи померкли,
Пламень сердца погас,
На земле на поверке
Выкликают не нас.


Нам свои боевые
Не носить ордена.
Вам — все это, живые.
Нам — отрада одна:


Что недаром боролись
Мы за Родину-мать.
Пусть не слышен наш голос, —
Вы должны его знать.


Вы должны были, братья,
Устоять, как стена,
Ибо мертвых проклятье —
Эта кара страшна.


Это грозное право
Нам навеки дано, —
И за нами оно —
Это горькое право.


Летом, в сорок втором,
Я зарыт без могилы.
Всем, что было потом,
Смерть меня обделила.


Всем, что, может, давно
Вам привычно и ясно,
Но да будет оно
С нашей верой согласно.


Братья, может быть, вы
И не Дон потеряли,
И в тылу у Москвы
За нее умирали.


И в заволжской дали
Спешно рыли окопы,
И с боями дошли
До предела Европы.


Нам достаточно знать,
Что была, несомненно,
Та последняя пядь
На дороге военной.


Та последняя пядь,
Что уж если оставить,
То шагнувшую вспять
Ногу некуда ставить.


Та черта глубины,
За которой вставало
Из-за вашей спины
Пламя кузниц Урала.


И врага обратили
Вы на запад, назад.
Может быть, побратимы,
И Смоленск уже взят?


И врага вы громите
На ином рубеже,
Может быть, вы к границе
Подступили уже!


Может быть… Да исполнится
Слово клятвы святой! —
Ведь Берлин, если помните,
Назван был под Москвой.


Братья, ныне поправшие
Крепость вражьей земли,
Если б мертвые, павшие
Хоть бы плакать могли!


Если б залпы победные
Нас, немых и глухих,
Нас, что вечности преданы,
Воскрешали на миг, —


О, товарищи верные,
Лишь тогда б на войне
Ваше счастье безмерное
Вы постигли вполне.


В нем, том счастье, бесспорная
Наша кровная часть,
Наша, смертью оборванная,
Вера, ненависть, страсть.


Наше все! Не слукавили
Мы в суровой борьбе,
Все отдав, не оставили
Ничего при себе.


Все на вас перечислено
Навсегда, не на срок.
И живым не в упрек
Этот голос ваш мыслимый.


Братья, в этой войне
Мы различья не знали:
Те, что живы, что пали, —
Были мы наравне.


И никто перед нами
Из живых не в долгу,
Кто из рук наших знамя
Подхватил на бегу,


Чтоб за дело святое,
За Советскую власть
Так же, может быть, точно
Шагом дальше упасть.


Я убит подо Ржевом,
Тот еще под Москвой.
Где-то, воины, где вы,
Кто остался живой?


В городах миллионных,
В селах, дома — в семье?
В боевых гарнизонах
На не нашей земле?


Ах, своя ли, чужая,
Вся в цветах иль в снегу…
Я вам жить завещаю, —
Что я больше могу?


Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой отчизне
С честью дальше служить.


Горевать — горделиво,
Не клонясь головой,
Ликовать — не хвастливо
В час победы самой.


И беречь ее свято,
Братья, счастье свое —
В память воина-брата,
Что погиб за нее.
    • 1
FL1,
спасибо большое!
мы не учили, только отрывки из Василия Тёркина, хоть я с поэзией на вы, но нужно будет перечитать, стихи сильные и непростые.

Вот ещё о советском,

Маяковский
Изображение
Рассказ Хренова о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка

К этому месту будет подвезено в пятилетку
1 000 000 вагонов строительных материалов.
Здесь будет гигант металлургии,
угольный гигант и город в сотни тысяч людей.

Из разговора.


По небу тучи бегают,
Дождями сумрак сжат,
под старою телегою
рабочие лежат.

И слышит шепот гордый
вода и под и над:
"Через четыре года
здесь будет город-сад"

Темно свинцовоночие,
и дождик толст, как жгут,
сидят в грязи рабочие,
сидят, лучину жгут.

Сливеют губы с холода,
но губы шепчут в лад:
"Через четыре года
здесь будет город-сад!"

Свела промозглость корчею -
неважный мокр уют,
сидят впотьмах рабочие,
подмокший хлеб жуют.

Но шепот громче голода -
он кроет капель спад:
"Через четыре года
здесь будет город-сад!

Здесь взрывы закудахтают
В разгон медвежьих банд,
И взроет недра шахтаю
соугольный "Гигант".

Здесь встанут стройки стенами.
Гудками, пар, сипи.
Мы в сотню солнц мартенами
Воспламеним Сибирь.

Здесь дом дадут хороший нам
и ситный без пайка,
аж за Байкал отброшенная
Попятится тайга".

Рос шепоток рабочего
Над тьмою тучных стад,
а дальше неразборчиво,
лишь слышно - "город-сад".

Я знаю - город будет,
я знаю - саду цвесть,
когда такие люди
в стране в советской есть!
    • 0

очень серъезно и глубокомысленно. но так и надо-тема такая. А вы-молодец.

благодарю за добрые слова
    • 0
"В тот день, когда окончилась война" и "О людях Кузнецка" читает Кургинян в своих передачах, а еще это:

Деревья и мы

Я помню квартиры наши холодные
И запах беды.
И взрослых труды.
Мы все были бедные.
Не то чтоб голодные,
А просто — мало было еды.

Всего было мало.
Всего не хватало
Детям и взрослым того квартала,
Где рос я.
Где по снегу в школу бежал
И в круглые ямы деревья сажал.

Мы все были бедные.
Но мы не вешали
Носов, мокроватых от многих простуд,
Гордо, как всадники, ходили пешие
Смотреть, как наши деревья растут.

Как тополь (по-украински — явор),
Как бук (по-украински — бук)
Растут, мужают.
Становится явью
Дело наших собственных рук.

Как мы, худые,
Как мы, зеленые,
Как мы, веселые и обозленные,
Не признающие всяческой тьмы,
Они тянулись к свету, как мы.

А мы называли грядущим будущее
(Грядущий день — не завтрашний день)
И знали:
Дел несделанных груды еще
Найдутся для нас, советских людей.

А мы приучались читать газеты
С двенадцати лет,
С десяти,
С восьми
И знали: пять шестых планеты —
Капитализм, а шестая — мы.

Капитализм в нашем детстве выгрыз
Поганую дырку, как мышь в хлебу,
И все же наш возраст рос и вырос
И вынес войну
На своем горбу.

Борис Слуцкий, 1959 год или ранее
    • 0

"В тот день, когда окончилась война" и "О людях Кузнецка" читает Кургинян в своих передачах

что скажете о его рассуждениях о труде "протестантская этики и дух капитализма" Вебера? насколько вы готовы интуитивно согласиться с тем что
1) протестантская апофатика, как и апофатика в общем способствует генерации духа господства?
2) насколько дискурс Вебера актуален применительно к сегодняшнему дню, когда капитал это в первую очередь финансовый капитал, т.е. базой его формирования является нереальный сектор, тогда как, со слов Кургиняна, Вебер подразумевал капитал и капитализм базирующийся принципиально на реальном секторе? т.е. является ли нынешний финансовый капитализм полноправным наследником капитализма по веберу?
    • 0
X

Размещение рекламы на сайте     Предложения о сотрудничестве     Служба поддержки пользователей

© 2011-2016 vse.kz. При любом использовании материалов Форума ссылка на vse.kz обязательна.