Перейти к содержимому





- - - - -

Леди следуют за прогрессом

Опубликовал: Каллисто, 24 Февраль 2009 · 577 Просмотров

Полупрозрачные окна. За ними город: шумный, суетливый, беспощадно холодный как гранит.


- Счастливой любви, милая, - бабушка легонько коснулась плеча. Я вздрогнула и с раздражением оглянулась. Любви! Нет худшего проклятия в нашем мире.
- Ты опять за своё, с ума сошла!?
- Глупая, - помрачнела бабушка, её смуглое в морщинках лицо осунулось. Я подошла и неловко погладила бабушку по плечу, непривычны мне все эти нежности.
- Прости, - в ответ лишь вздох, как обычно. Чувствую покалывание напоминалки на руке. - Ладно, бабуль, я на работу. Только без меня не гуляй, пожалуйста, на эл нарвёшься, говорят их видели вчера.
- Знаю, милая. Не волнуйся, - бабушка неловко повернулась, задев столик.


Звон, осколки хрустального кристалла на полу. Из соседней комнаты вылетел уборщик, завис рядом. В его хромированном красно-синем боку отразилось моё слегка вытянутое лицо. Я улыбнулась, всё как положено хоть сейчас на обложку дамского журнала: гладко зачёсанные волосы, стального цвета глаза, тонкая паутина проводков медконтроля просвечивает сквозь бледную, как положено в этом сезоне, кожу.



- Можешь закрыть зеркало и заняться уборкой, - разрешила я роботу. Кивнула бабушке и выскочила на улицу. За спиной щелкнуло, отлично, дом теперь под охраной. Так, на всякий случай. Мне не знакома любовь, но зато я прекрасно знаю, что такое страх...
На тротуаре у стойки покачивался мой флайер-байк. Я вставила карточку в электронный замок. Раздался писк, на табло высветилось красным:


'Лина Орм 2012\02. Регистрация AL-70. Допуск разрешён'



Мотор флайера в ответ тихонько заурчал. Я села, любовно похлопала по штурвалу.


- На работу, малыш.


Байк мелко затрясся. Миг и мы уже в воздухе. Пролетая над улицей Техников, я заметила двух эл, медленно катившихся по тротуару. Безупречно лаковая кожа блестела на солнце, глаза-сканеры внимательно оглядывали дома. Выходит и вправду контролёры-охотницы появились в нашем районе. Давненько такого не было. Я проверила на мониторе охранную систему дома, как будто-то бы всё в порядке. Бабуля как всегда устроилась перед визором. Я успокоилась и направила байк к трассе. Впереди с гигантского билборда белозубо улыбалась популярная в этом месяце модель. Рука с длинными, чёрными ногтями указывала на мерцающую надпись: 'Сильные леди следуют за прогрессом'. Главный лозунг нашего времени, провозглашённый когда-то всемогущим глянцем.
Воздушная трасса была почти пуста. К счастью в это время пробок уже нет. Трассы у нас до сих пор неважнецкие. Мало приятного протискиваться между железных громадин, того и гляди какой-нибудь лихач воздухозаборником по маковке отоварит. Толи дело сейчас, мелькают лишь красно-розовые конфетные флаи домохозяек, да носятся детские попрыгунчики - их кстати я боюсь больше всего. Абсолютно непредсказуемые механизмы!
Двадцать минут и я у Центра переработки. Ненавижу свою работу, но уйти нельзя. Захожу внутрь, в здании включается блокиратор чувств без этого никак. Здесь мы единый механизм, сильные, усовершенствованные леди прогресса. Лучшие из лучших.



Я вошла в свою кабинку, села, закрыла глаза, настраиваясь.
В комнату заглянул Влад.



- Комп проверила, настройки в порядке?
- Да, вечером всё просмотрела, спасибо.
- Слышала новость?
- Нет.
- Сегодня массовая проверка сотрудников, грозятся всех прогнать через сканер.
- Всех? - уточнила я.
- Разумеется только женщин, - криво улыбнулся Влад.
- Что-то зачастили с проверками, - поморщилась я. - Полдня потом от сканера голова трещит. Настройки сбиваются, в прошлый раз новёхонькую программу загубили.
- Леди прогресса не боятся трудностей. Готовься к промывке мозгов, а программы восстановим - подбодрил Влад и вышел из кабинета.



Через минуту я получила телепатемму от начальницы - предупреждение о проверке и номер сканирования, странно обычно вся информация приходит без опоздания. Даже Влад у которого нет мыслеобменника узнал раньше. Похоже, пора на модификацию. Чёрт, не нравится мне эта проверка! Надо разведчиц расспросить, они с элами тесно связаны.


Кожу слегка закололо, работа в центре началась. На экране имена тех за кем сегодня придут. Таких осталось немного. Я их регистрирую, распределяю по приёмникам и передаю информацию операторам. Уставшие тела, источенные жизнью не подлежат прогрессу. Ни одна слезинка не упадёт в память об ушедших. Зачем? Лишняя трата эмоций.
Рутинная работа, привычные команды, чёрные узоры строк на экране. Я давно научилась не видеть за ними живых людей. Но внезапно один из столбиков заставляет вздрогнуть.
'Наталья Орм 1966\02. Незаконное продление, подлежит немедленной переработке'. Под надписью серым светится кнопка, которая сейчас похожа на могильный камень: 'Выбрать класс переработки'.
Я перепроверила информацию, сомнений нет кто-то заметил подмену. Элы! Время захвата 12-43. Бросаю взгляд на табло - 12-00. Ещё успеваю. В дверях я столкнулась с Владом.



- Ты куда? - удивлённо спросил он. Я молча кивнула на экран. Влад вгляделся
- Кто?! - мой крик больше напоминает стон. - Только тебе было известно.
- Это не я, - Влад схватил меня за руку, оттолкнув я побежала к выходу. Снова заколола напоминалка.
- Да заглохни ты! - на ходу я содрала браслет и бросила в урну. В глазах на секунду помутнело, но контроль быстро восстановил баланс энергий.



Байк мирно покачивался на стоянке, только бы хватило топлива...
И всё же опоздала, двери распахнуты, посреди комнаты валяются обломки собаки-охранника, под ногами заскрежетало стекло. Навстречу вылетел уборщик. Таймер на нём показывал 12-02. Идиотка, как я могла забыть о переходе времени.
В погоню. Мчусь, лавирую между автолётами, забыв о правилах. Вслед несутся возмущённые гудки. Зелёный экран, давно заалел от штрафных пунктов. Ну да прав мне не видать как минимум с полгода. Пускай, могу потом и на общественном покататься. Только бы всё удалось, всё получилось, а там посмотрим.
Из-за поворота выскочила вереница детских попрыгунчиков, только не это. Ломая пальцы потянула за штурвал. Байк свечкой взмыл ввысь, на секунду замер и завалился вправо, из штопора его уже не вывести. Вращение, разноцветные пятна, почти теряя сознание, я выпустила штурвал, кувыркаясь полетела вниз. Всё-таки парашют не успел сработать. Удар, скрежет, боль в переломанном теле, чуть поодаль со страшным шумом рухнул флайер. Теперь нужно подождать, пока системы подключаться к медцентру и хотя бы немного восстановят повреждения. И почему-то на это уходит больше времени чем хотелось. К байку успел подьехать эвакуатор, проводив взглядом останки флайера, я пытаюсь встать. Нет, пока ещё рано. Рядом слышен звук приземлившегося байка.



- Сколько минут прошло? - спросил Влад.
- Полчаса уже, - сипло ответила я.



Влад вызвал из медцентра данные о моём состоянии.



- Уже почти 50 процентов восстановилось. Повезло, после такого падения могло быть и хуже.
- Помоги забраться, - хрипло попросила я.


Влад с сомнением посмотрел на меня, видок наверное аховый. Пыльная, изодранная, кое-где поблёскивают оголившиеся титановые пластины.



- Ну, пожалуйста.



Влад приподнял меня, осторожно разместил на сидении. Щёлкнул рычагом, поднялась спинка, тело плотно обхватили ремни, ноги прижало фиксаторами.



- Обезболивающее дать?
- Да.



Влад сел впереди.



- Куда?
- В центр переработки, - ответила я.
- Тебе туда нельзя. Десять минут назад от эл поступил приказ об аресте.
- Знаю, но мы не будем спрашивать разрешения. Вперёд.


Со всего размаха байк врезался в стекло, в дожде осколков мы влетели прямо в зал переработки. Где-то внизу взревела сирена, я подбежала к панели управления, отпихнула тело оглушённого оператора, нажала кнопку отмены. Кажется, успела! Свет в кабинках погас.



- Забирай её, - крикнула я Владу, открывая дверь.



Он послушно бросился к кабинам, заскочил внутрь, через минуту выбежал. Я похолодела, руки бабушки болтались, голова безжизненно упала на плечо.



- Жива?
- Да, только без сознания.



Влад усадил бабушку на моё место, закрепил. Я было бросилась к байку, но остановилась на полпути и повернула назад.



- Куда ты, с ума сошла?! - заорал Влад. - Разведчицы на подходе.
- Сейчас.



Конечно, с полностью модифицированными воинственными дамочками лучше не связываться. Пикнуть не успеем, распылят на атомы. Но я не могла так просто уйти. На ходу мысленно дала команду медконтролю на ускорение процессов. Села за пульт управления, первым делом заблокировала двери на нескольких этажах. Пускай охрана помучается, на всякий случай отключаю блокиратор эмоций по всему зданию, хотя вряд ли это их надолго остановит. А теперь нужно успеть обесточить все кабинки, может хоть кто-то спасётся, те с кем ещё не начали работу.
Теперь пора. Я отключила ускорение и чуть не свалилась со стула от слабости.



- Стимулятор, - прошептала я и на четвереньках поползла к окну. Влад помог мне забраться. Байк тяжело поднялся в воздух.


- Если элы выпустят воздушную охрану, нам далеко не уйти, - задумчиво сказал Влад.
- Летим за моим байком. Может, его уже восстановили.
- Я бы на него не рассчитывал. Все байки женщин работающих в центре, снабжены системой безопасности. Думаю после нашего шумного вторжения приведен в действие механизм уничтожения.
- Не поняла.
- Капец твоему байку, - уточнил Влад.
- Вот гады, - злобно прошипела я.



Положение не из лучших, за пару часов лишилась дома, байка, работы и похоже статуса. За прогрессом следовать не получилось, похоже пора менять программу.



- Нужно спрятаться.
- Есть одно местечко, - сказал Влад. - Дамам туда вход запрещён, но, думаю, вам уже можно.
- Веди, - грустно сказала я. - Тем кто вне закона можно всё, только увы недолго.



Когда бабушка очнулась, самым страшным для меня был её взгляд полный отвращения и ужаса. Она отшатнулась, как от последней ржавой жестянки. Хотя что это я она ведь человек, в отличие от меня.



- Убийца! Ты присвоила имя моей внучки. Что вы сделали с Линой?



Конечно, прежде чем отправить на переработку старушке открыли правду нашего мира. Насколько мне известно людям легче умирать если они знают во имя чего. Другое дело вряд ли такая цель их вдохновляет. Я признаться с некоторых пор и сама от неё не в восторге.



- Куда вы меня привезли, бездушные железяки.
- Влад не модифицирован - мужчины не следуют прогрессу, - машинально поправила я. - Пожалуйста, успокойся. Здесь ты в безопасности.



Из кармана комбеза я достала документы. Не думала, что придётся показать их бабушке. Жестоко, но я не смогу жить под её ненавидящим взглядом. Единственное свидетельство того, что произошло когда-то. Прошение о досрочном направлении в Центр переработки Натальи Орм 1966 года рождения,подписано оно было Линой Орм, ещё человеком. Вторая бумага чуть более поздняя - свидетельство о смерти Лины Орм. Девушка случайно погибла во время зачистки районов где прятались противники прогресса. Последним документом было разрешение на восстановление тела и частичных воспоминаний Лины.



- Как думаешь, что важнее? Просто слова о...о любви, - решилась я произнести запретное слово. - Или поступки её доказывающие.
- Но ты же не моя внучка? - робко спросила бабушка. - Я видела механизмы, но думала это просто модные штучки, как в наше время плееры, сотки.
- Многие так и не заметили переворота. Женщины просто хотели стать сильными, ведь как-то незаметно мы стали отвечать абсолютно за всё и чтобы облегчить жизнь, пришлось улучшать организм. Иначе полное истощение и ранняя смерть. В первую очередь ввели запрет на полную модификацию для мужчин. Улучшения они как правило применяли для войн и уничтожения конкурентов, поэтому мужчинам доставались лишь крохи. Никто не помнит точно когда это переросло в ликвидацию слабейших. Лозунг становился смыслом жизни. Появились центры переработки для тех кто не хотел становится сильным или не мог.



Бабушка перевела взгляд на Влада, он кивнул. Старушка сжалась в кресле, обхватив себя руками, будто пыталась закрыться от всего мира. Несчастная, живая, любимая. Больше всего мне хотелось забрать бабушку назад в дом, включить её смешные ретро-фильмы, забыть обо всём, но приходилось продолжать.



- Я не участвовала в зачистке, когда погибла Лина. Прошение было у меня, я видела вашу ссору с внучкой, слышала её злые слова, а ты снова и снова твердила, что любишь... И потом, узнав о смерти Лины, решила заменить её. Престижная должность элы стала мне ненавистна. Я тоже когда-то не успела сказать своим близким о любви. Хотела быть сильной, а теперь они этого уже не услышат... Элы не знают жалости.



Бабушка встала, робко подошла, приложила палец к моим губам. Я замолчала, в груди появилось странное, пугающе болезненное ощущение. Влад положил руку на плечо. Я посмотрела в окно, фиолетово-синее небо, вспышки огней. Вот уже и слабею. Почему? Почти весь мир против нас, а мне хорошо. Знаю мне придётся учиться жить по новому, по-человечески. Где-то там город: шумный, суетливый, беспощадно холодный как гранит. Но мне почему-то не страшно...


Маргарита Ленская © 2008

  • 0



:) красотищщщща какая...
    • 0
Спасибо, рада что понравилось :)
    • 0
X

Размещение рекламы на сайте     Предложения о сотрудничестве     Служба поддержки пользователей

© 2011-2016 vse.kz. При любом использовании материалов Форума ссылка на vse.kz обязательна.